«Перекаты» жизни «островитянина» Александра Городницкого

22 декабря

«Все перекаты да перекаты, послать бы их по адресу. На это место уж нету карты, плывем вперед по абрису…», — уверены, что эти строчки смогу вспомнить даже те, не очень близко знаком с авторской песней.

А те, кто является ее ценителем, напоют полностью весь куплет.

Автор этих строк (и еще более 700 песен) – известный бард Александр Городницкий.

Песни Городницкого – легко ложащиеся на слух, с глубоким смыслом, а многие с изрядной долей здорового юмора – словно уносят в походную юность, когда они звучали у костра под переходящую из рук в руки гитару.

К Международному дню бардовской песни, который отмечается 22 декабря, мы подготовили несколько интересных фактов из жизни одного из ярких представителей этого музыкального течения.

Забегая вперед, скажем, что Александр Моисеевич живет и здравствует до сих пор – в марте следующего года ему исполнится 89 лет. И все еще поет и даже собирает концерты.

Александр Городницкий

Александр Городницкий. Фото: ru.wikipedia.org

Поэтом стал спонтанно

Писать стихи будущий бард начал в детстве – талант открылся случайно. Тринадцатилетним мальчишкой он за компанию с другом отправился в изостудию при Дворце пионеров. Однако этот день у юных художников оказался выходным.

Зато рабочим – в расположенной по соседству литературной студии. Туда Городницкого пообещали взять, если он прочитает пару стихотворений собственного сочинения. Желание попасть в число юных поэтов оказалось сильным, и через несколько дней стихи были готовы – одно про геологов и древних монголов, второе – про гладиаторов.

Кстати, тем самым он предугадал свое будущее – позднее, закончив школу, Александр по настоянию отца передумал учится военному делу и поступил на геофизический факультет Горного института.

А учась в институте и организовав студенческое литературное объединение, он по просьбе актива написал гимн для факультетского фестиваля — «Геофизический вальс», создав для него не только стихи, но и музыку. И тем самым положив начало своей бардовской стезе.

Не только бард, но и известный ученый

Интересно, что профессиональная жизнь Александра Моисеевича активно развивалась в двух направлениях. В одном из них – он знаменитый бард, диссидент.

В другом — выдающийся ученый, профессор, автор докторской работы по формированию литосферы мирового океана, исследователь месторождений полезных ископаемых и подводных гор. В этой роли он объездил полмира, участвовал в морских экспедициях и опускался на морское дно в батискафе, поднимался на Памир, побывал в Антарктиде и на Северном Полюсе. Его имя носят горный перевал и даже малая планета.

Сам Городницкий как-то иронично заметил, что в советское время ему удавалось совмещать невозможное, не вызывая вопросов службы госбезопасности: быть успешным геофизиком-оборонщиком, идти по карьерной лестнице и беспрепятственно выезжать за рубеж, и одновременно — опальным поэтом-песенником, чьи стихи и произведения были запрещены к публикации.

Впрочем, оба эти направления логично совпадали в одном – в легкости на подъем, живости ума, тяге к путешествиям и интересным открытиям на неизведанных просторах планеты. И первое давало вдохновение и контент для второго.

«Островитянин» с детства

А появилась эта тяга тоже в детстве – Александр зачитывался романами Джека Лондона и Редьярда Киплинга, мечтал стать похожим на норвежского полярного путешественника-исследователя Руаля Амундсена и называл себя «островитянином», потому что жил на Васильевском острове в Ленинграде.

В 9 лет ему пришлось пережить войну и первую блокадную зиму, после которой его с матерью эвакуировали в Омск, по месту работы отца, военного гидрографа.

После войны семья вернулась обратно в Ленинград. А желание быть как Амундсен полярным исследователем Городницкий реализовал сразу после института – он 17 лет проработал в Заполярье, исследуя геологию Арктики.

Связь времен

Еще один интересный факт – про жизнь, которая идет по спирали. Мама барда, Рахиль Моисеевна Городницкая, сначала работала учителем математики, а потом стала редактором морских локаций и составляла карты морских путей.

А многим позднее уже взрослому Александру Городницкому во время морских экспедиций много раз приходилось держать в руках карты, созданные при участии его мамы.

Его песня «Мою маму зовут Рахиль» — тоже про связь времен. Там он рассказывает не только про маму, но и упоминает свою внучку, дочь своего единственного сына, которую тоже назвали Рахиль.

Елена Соковнина
Елена СоковнинаСпециально для Журнала Calend.ru