Чекист. Что это — профессия, похвала или оскорбление?

20 декабря

В разные периоды времени о чекистах говорили очень по-разному. Во времена СССР — как о рыцарях без страха и упрека, в период Перестройки, а тем более — в последние десятилетия о них обычно говорят всякие гадости, а в кино о прошедшей войне и о жизни в СССР, что российском, что иностранном, НКВДшников показывают кровавыми дураками, садистами, в лучшем случае — как умных подонков.

А какими они были на самом деле? Были ли среди них дураки? Однозначно были, дураки, увы, встречаются во всех профессиях, во всех классах и “прослойках”. Были ли среди них кровавые маньяки? Очевидно, было и такое, особенно во времена “ежовщины”. Правда, ежовских садистов по большей части уничтожили уже в 1938—1940 годах, во время Бериевской оттепели.

А. Калинников, «Чекисты»

А. Калинников, «Чекисты». Фото: deduhova.ru

20 декабря отмечается
День работника органов безопасности

В годы Великой Отечественной войны работники НКВД проявили самый настоящий героизм, о героях-чекистах я бы и хотел рассказать.

Тойво Вяхя

служил в 1920-е в советской погранохране. Он был начальником заставы на Карельском перешейке у Зеленогорска, недалеко от Ленинграда. Молодой парень, молодой чекист. Ему было приказано принять участие в чекистской операции “Трест”, для чего он начал вести дела с местными контрабандистами (с тайного одобрения руководства операции), выдавая себя за жадного дурака, готового на очень многое ради денег.

Потом на “запачкавшегося” пограничника вышли агенты врага и потребовали от него, под страхом разоблачения, начать работать на английскую разведку. Через созданное на границе “окно” в обе стороны проходили агенты-участники операции “Трест”.

Целью операции “Трест” было — запутать недоброжелателей Страны Советов, заставить их тратить ресурсы на поддержку якобы антисоветской террористической организации. Когда в ходе этой операции из Англии к нам был прислан агент Сидней Рейли, было решено его втихаря арестовать — так, чтобы его руководство даже не думало, что он остался в живых.

Тойво Вяхя “принял” английского агента у границы и привел его прямо к ожидавшим его чекистам. Затем, на виду у финской погранохраны была разыграна сценка перехвата пограничниками Сиднея Рейли и “предателя” из погранохраны, который его переводил через границу.

Издали все было очень похоже. Вроде бы напоролись на неожиданно размещенный секрет пограничников. Тойво Вяхя “на публику” плакал и оправдывался, чекист, изображавший Сиднея Рейли, в его одежде, лежал на земле и притворялся мертвым.

Пособник врага и предатель Тойво Вяхя был арестован, в советских газетах напечатали о схватке на границе, об убийстве Сиднея Рейли и о расстреле предателя, который пытался его провести через границу.

А молодой чекист был награжден орденом Красного Знамени (согласно секретному приказу), получил документы на имя Ивана Петрова и был переведен командиром одной из погранзастав, подальше от Карельского перешейка. Сначала — на Черное море, потом он служил на Дальнем Востоке.

К началу Великой Отечественной он был уже подполковником в погранвойсках на западной границе. Отступал с боями, под Смоленском был тяжело ранен, но бойцы сумели его вынести из окружения. После госпиталя он получил инвалидность и долго сражался с врачами за то, чтобы ее исправили на “ограниченную годность”. Добившись своего, продолжал служить. На фронт он больше не попал, был педагогом в одном из военных училищ.

После войны по состоянию здоровья ушел на пенсию. И до конца 1960-х хранил свой секрет, оставаясь финном, но при этом — Иваном Петровым (согласно документам).

Только когда с операции была снята секретность, он издал книгу о своей жизни — об операции “Трест”, своем в ней участии и о дальнейшей жизни. Практически — отдал Родине свое честное имя и жизнь и работал, оставаясь в тени и не требуя признания своего подвига.

Кузьма Песочников

был первым начальником Мурманской ЧК. В РКП(б) он вступил летом 1917 года, после революции был направлен на север, в Мурманск, был там членом Ревкома, а в феврале 1920 года был назначен главой отдела по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем. В 1940 году он служил в ленинградских органах внутренних дел.

Кузьма Песочников

Кузьма Песочников. Фото: commons.wikimedia.org

Во время блокады он был начальником продовольственной базы снабжения Балтийского флота. Получил дистрофию, был отправлен в госпиталь, где и умер от истощения.

Вспомните о нем, когда в следующем “современном и честном” фильме о блокаде увидите НКВДшников, обжирающихся на фоне всеобщего голода — ведь в то время в борьбе с бандитами и диверсантами врага погибло больше 1200 сотрудников НКВД и больше 2500 попали в госпитали с дистрофией, а погибли 259 человек.

Дмитрий Васильевич Емлютин

служил в органах НКВД, а в августе 1941 года был направлен партией на создание партизанского отряда. Из группы единомышленников создал сначала партизанский отряд, затем руководил несколькими партизанскими отрядами в брянских лесах на территории Орловской и Сумской областей. На оккупированной территории партизанами был создан целая “партизанская республика” — более 370 населенных пунктов, население которой составляло свыше 200.000 человек.

Памятник на Воскресенском кладбище

Памятник на Воскресенском кладбище. Фото: ru.wikipedia.org

Летом 1942 года руководитель партизанского края получил звание полковника, ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

А летом 1943 года партизанскому краю пришлось отражать наступление гитлеровцев, на них наступали две венгерские и одна немецкая дивизия — и партизанский край, хотя и уменьшился в размерах, отбил наступление врага.

С конца 1943 года, после освобождения территории, Дмитрий Васильевич сначала работал в Штабе партизанского движения, а затем — вернулся на работу в НКВД. В 1957 году вышел в отставку и на пенсии написал книгу про партизанский край, про фронт за линией фронта.

И таких было много. Честно работали, честно исполняли свою работу, тяжелую, опасную, с большим риском для жизни — не стремясь стать знаменитыми.

Игорь Вадимов
Игорь ВадимовСпециально для Журнала Calend.ru