Редкие экземпляры

31 января

Посещение Кунсткамеры они запланировали еще до того, как взяли билеты в Ленинград, Наташка согласилась ехать только из-за первого русского музея, прочла о нем в какой-то газете и загорелась.

Кунсткамера

Кунсткамера. Фото: ru.wikipedia.org

31 января 1714 года открыта Кунсткамера 

— Представляешь, Петр I сам собирал коллекцию анатомических редкостей. Я видела фотографии, там такое, — протянула девушка.

— Поехали, я напишу тете Гале, остановимся у нее, — уверенно сказала Вика.

— Неудобно, это твои дальние родственники, почему ты думаешь, что они нам рады будут?

— Будут-будут, — уже не так уверенно произнесла подруга. – И потом, должны же мы отметить окончание техникума, потом будет некогда – школа, тетрадки, ученики.

Ленинград встретил дождем и прохладой.

Хорошо-то как, а у нас за тридцать сейчас.

Тетя Галя особой радости не выказала, просто поселила гостей из южного городка в одной из комнат коммунальной квартиры, в ней она жила вместе с мужем и сыном-подростком. Девушки старались не стеснять — уходили по утрам, а приходили поздними вечерами, торопились за неделю посмотреть как можно больше. В один из вечеров они пришли, чтобы сообщить, что отправляются на Васильевский остров, где и переночуют.

— Где вы там ночевать собрались? — испугалась тетя Галя.

— Мы очередь в Кунсткамеру заняли, через три часа надо отмечаться, а мосты разведут.

— Гулять будем по Васильевскому всю ночь.

— Ох, девочки, — только и вздохнула тетя Галя.

У Кунсткамеры стояла очередь, кто-то сидел на газоне, кто-то разложил на газоне одеяло. Отмечались по часам.

— Ну все, пойдем, что тут стоять? У нас три часа свободных.

Они постояли на набережной, полюбовались разведенными мостами, прогулялись мимо дворца Меншикова, Вика даже хотела поспать на лавочке, но откуда-то взялась делегация иностранцев, щелкающих фотоаппаратами.

— Вставай, пока наши лица в западной прессе не засветились с надписью: «Бездомные в СССР».

Вика нехотя поднялась.

— Пошли тогда гулять, иначе я усну.

Молодые люди вынырнули из какого-то темного проулка.

— Ой, какие девчонки, вы откуда?

— Из очереди, — пробурчала Наташа, прибавляя шаг и утягивая за собой подругу.

— Девчонки, не бойтесь, мы студенты Горного института, слышали?

— О горах или институте? И кем же вы будете?

— Горными инженерами. Кстати, вот и наше общежитие, бывший дом свиданий мадам Петуховой.

— Пошли быстрее, — зашептала Вика.

— Куда вы торопитесь?

— Нам в очереди в Кунсткамеру отмечаться надо, слышали о такой?

— Не только слышали, но и были. Уродцы там, конечно, знатные, но самое замечательное -  этнографическая коллекция.

Юноши с энтузиазмом рассказывали о монгольской юрте, самурайских доспехах, скальпах и индонезийских кинжалах-крисах. Расстались молодые люди только у музея, девушки не согласились продолжить ночную прогулку.

— Знаешь, я нисколько не жалею, что пришлось пожертвовать сном, — сказала Наташа, когда они вышли на улицу, — будет что ученикам рассказать. Ой, смотри, это наши ночные провожающие.

Недалеко от входа, щурясь от солнца, стояли будущие горные инженеры.

 

— Антон, я не знаю, как приглашать Савельевых на нашу жемчужную свадьбу. После развода они постоянно судятся, у Мишки молодая жена, Танька тоже встречается с молодым человеком, — спросила Вика мужа.

— Зови всех, пусть посмотрят, какой должна быть семья, — рассмеялся Антон.

— Ну да, мы с тобой какие-то редкие экземпляры, у меня ни одной подруги не осталось, сохранившей первый брак.

— Да, мы с тобой редкости, не зря же у Кусткамеры познакомились.

Елена Гвозденко
Елена ГвозденкоСпециально для Журнала Calend.ru