Спитакское землетрясение, унесшее тысячи жизней. Как это было?

7 декабря

7 декабря 1988 года в Армении произошло сильнейшее землетрясение, разрушившее много городов на севере Армении. Длительность землетрясения была небольшой, но его сила достигла 10 баллов. В результате за это время был полностью разрушен город Спитак (около 17 000 жителей).

В Ленинакане (ныне Гюмри) разрушения составили свыше 80%. Всего на территории Армении было разом разрушено больше 300 населенных пунктов — больницы, школы, детсады, заводы, котельные. Была остановлена Армянская АЭС.

Погибло около 25 000 человек (по некоторым подсчетам — до 45 000), более полумиллиона жителей региона стали бездомными.

Почему землетрясение сопровождалось таким количеством жертв?

Тут сказались несколько факторов. Во-первых, весь район Кавказа относили тогда к 6-7 балльной зоне, предполагалось, что более сильного землетрясения там быть не может. Оказалось — может.

Во-вторых, строители, ради “экономии” при строительстве, впоследствии стоившей страшной крови всем жителям того района, сейсмологов “уговорили” записать эти районы менее сейсмоопасными — на 5-6 баллов.

И, наконец, некоторые источники сообщают, что на стройках в тех местах подворовывали... Государственные дома, цеха заводов, школы, детские сады — все их делали из железобетона с очень большим недовложением цемента. Уже после землетрясения, когда множество домов развалились как карточные домики, задавив под своими развалинами жильцов, был обнаружено, что “железобетонные” плиты стен и перекрытий просто рассыпались песком, если по ним ударить камнем или железным прутом. Слишком много цемента из того железобетона было элементарно украдено.

В Ленинакане (ныне — Гюмри) за время сейсмических толчков развалилось от 80% до 90% строений. Погибло более 17.000 человек. Кто-то мгновенно, кто-то умирал долго и мучительно, оказавшись похороненным под обломками зданий.

На улице Ширакаци в Ленинакане незадолго до этого было построено много девятиэтажек, где получили квартиры местные жители. Все эти дома при сейсмическом ударе сложились как карточные домики, похоронив и убив всех своих жителей.

Последствия землетрясения

Последствия землетрясения. Фото: ru.wikipedia.org

Так же разрушились школы и детские сады, поликлиники и городская больница.

При этом кооперативные дома Ленинакана, хотя и пошли многочисленными трещинами,  став непригодными для жилья — но остались стоять. Жители кооперативов строились за свои деньги, в ходе строительства они проверяли кто, сколько и чего привез, и контроль повысил качество строений.

А в самом центре города находилась старинная, построенная еще при царях древняя крепость. Землетрясение не нанесло ей особенных повреждений — разве что стекла в окошках вылетели.

Землетрясение случилось около полудня. Дети были в школах и детских садах, взрослые — на работе. Те, кто был на работе — по большей части погибли под развалинами цехов, больниц, столовых. Дети погибали прямо в классах и детсадах. Говорят, что бульдозерист, откопавший целый класс первоклашек, раздавленных железобетонными плитами перекрытий, сошел с ума прямо там, его отправили в психиатрическую лечебницу.

Спасатели со всех концов России и из разных стран Европы, были поражены тем, какой размах приобрело в разрушенных городах мародерство, изумлены тем, как некоторые жители нагло грабили и обворовывали — и своих покойников и спасателей-иностранцев.

Самое страшное, что увидели спасатели в Спитаке, Ленинакане и других городах и селениях Армении, испытавших удар стихии — четкое разделение местных жителей на жертв катастрофы и на тех, кто захотел нагреть руки на всеобщей беде — мародеров.

Города и вся окружающая инфраструктура были разрушены, погибли многие тысячи людей, многие десятки тысяч пытались понять, где их близкие, со всех республик и из-за рубежа прибывала помощь, люди, техника, специальная аппаратура, обученные собаки-спасатели.

Церковь Святого Спасителя в Гюмри после землетрясения

Церковь Святого Спасителя в Гюмри после землетрясения. Фото: ru.wikipedia.org

В первые дни помимо трупов находили некоторое количество живых людей, часто — искалеченных, но иногда не имевших даже и царапинки. Говорят, что на 6-й день после катастрофы, подняв краном плиты, сложившиеся в одном месте «домиком», обнаружили маленького мальчика, сидевшего на горшке и державшего в руке куклу. Мальчик был в шоке и весь покрыт толстым слоем бетонной пыли — но на нем не было ни царапинки! Плакать он начал только когда увидел людей.

Последнюю живую из-под развалин выкопали 16 декабря в Ленинакане (ныне — город Гюмри). Аппаратура показала, что в глубине завала есть живой человек. Туда, в щель между плитами прополз один отчаянный паренек, донецкий спасатель. Вернувшись, доложил, что там девушка и что одну ногу ей передавило и размозжило плитой. То есть у девушки была травма сдавливания. Раздавленная нога уже умерла и в ней накопился трупный яд — если просто убрать давление и ее вытащить, девушка сразу умрет.

Чтобы спасти девушке жизнь, ногу надо было ампутировать прямо там. Парню дали жгут, ножовку, шприц с сильным обезболивающим и попросили «сделать это». Он еще раз сползал туда, в щель под развалины и, спустя время — вытащил все еще живую девушку, теперь уже только с одной ногой.

Как сложилась жизнь того маленького мальчика и этой девушки? Что с ними сталось в новой, уже капиталистической, жизни?

Разрушенное здание

Разрушенное здание. Фото: ru.wikipedia.org

В истории СССР уже были случаи — в Ашхабаде в 1948 году и в Ташкенте в 1966 году. Но во времена СССР весь Советский Союз собирался с силами, слал спасательные отряды, люди вместе предотвращали мародерство. Развалины разбирали, раненых лечили, мертвых хоронили — и на расчищенном месте отстраивали еще более красивые дома — с учетом возможности сильных землетрясений.

Землетрясение в Армении случилось уже на самом закате СССР. Привезли много “времянок”, вагончиков, чтобы переждать несколько лет. Начали строить новые сейсмоустойчивые дома… Но закончился СССР — закончилась и стройка. Уехали строители и в недостроенные дома пришли “свои” — мародеры, начавшие рушить недострой ради железа и цветных металлов. Заводы в бывшем Ленинакане, а ныне Гюмри, заново строить никто не стал. Один из бывших индустриальных центров Армении вряд ли восстановится в прежнем масштабе.

Люди разъезжаются. Из десятков тысяч бывших жителей некогда большого города остались несколько тысяч несчастных, по-прежнему живущих в старых и ржавых железных времянках, подаренных СССР пострадавшей от землетрясения Армении.

Игорь Вадимов
Игорь ВадимовСпециально для Журнала Calend.ru