По ту сторону шутки: кто не любил Михаила Задорнова

21 июля

21 июля – день рождения сатирика Михаила Задорнова, человека, который умел рассказать о жизни так, чтобы над ней хотелось смеяться, даже если впору было плакать.

Михаил Задорнов. Фото: twitter.com

Говорят, с шуткой легче пережить даже самые невыносимые трудности. Михаил Задорнов помогал пережить трудные времена не кому-то одному – целой огромной, разваливающейся по частям стране. Расцвет его творчества пришелся на тяжелые девяностые, и, кто знает, может быть мы не смогли бы выстоять в те смутные годы, если бы не хохотали сами над собой вместе с Задорновым.

Кажется, его обожали буквально все. Но его остросоциальный юмор, конечно, заставлял нервничать многих, так что и недоброжелателей у сатирика было достаточно.

А некоторые случаи нелюбви к Задорнову были, честно сказать, достаточно неожиданными.

Итак, топ-5 категорий зрителей, которые НЕ любили Михаила Задорнова.

  1. Задорнова не любили гиды. Потому что на пятой минуте любой экскурсии Задорнов начинал задавать столько вопросов или начинал рассказывать об этой достопримечательности столько интересного, что гиды забывались и слушали сами, открыв рот, а после им было немного стыдно за свои скудные познания. Вообще, Михаил Николаевич очень любил путешествовать, и поэтому…
  2. … Задорнова не любили организаторы концертов и туров. Он никогда не ограничивался только работой: отработал концерт – переночевал в отеле – уехал. Задорнов всегда просил организовать для себя максимально насыщенные экскурсии везде, куда бы ни приезжал, даже если рабочий график был настолько плотным, что для экскурсий приходилось жертвовать временем для отдыха и сна.
  3. Задорнова не любили работники концертных залов. После его концертов они еще долго не могли выпроводить зрителей и приступить к уборке: Михаил Николаевич никогда не уходил сразу по окончании концерта. Он выходил к зрителям и еще примерно час раздавал автографы, беседовал, фотографировался.
  4. Задорнова не любили цирковые хищники. Однажды, в конце восьмидесятых во время выступления на арене цирка зал реагировал на шутки Задорнова настолько бурно, так взрывался аплодисментами и смехом, что хищники в своих клетках начали громко рычать. Видимо, приревновали к зрительскому успеху. Но Задорнов тогда отшутился: «Им просто не нравится слово «КПСС»» и даже несколько раз громко повторил это слово, с удовлетворенной улыбкой услышав громкое рычание из-за кулис.
  5. Задорнова не любили цензоры. Люди, отвечающие за цензуру сатирических выступлений на телевидении, никак не могли сформулировать, почему из рассказов Михаила Николаевича нужно удалить то-то или то-то. Казалось, в тексте все пристойно и стерильно, комар носа не подточит, но чувствовалось, что что-то запрещенное, бунтарское в этом во всем есть. Геннадий Хазанов в своих воспоминаниях о Задорнове рассказывал, что, когда с телевидения пропала вся цензура вообще, качество и профессионализм сатириков и в принципе артистов стал зависеть от того «внутреннего цензора», который есть в каждом писателе. Если он, конечно, есть. Так вот у Задорнова, по словам Хазанова, такой внутренний цензор был с самого рождения, и крайне принципиальный при том. Поэтому все тексты Задорнова сначала проходили такой вот мощный писательский самофильтр, после которого ему любая цензура была не страшна.

Он ушел рано, несправедливо рано, но его искрометный и остросоциальный юмор еще долго будем переслушивать, пересматривать, перечитывать. А еще узнавать много нового и неожиданного о человеке, который, кажется был хорошо знаком, но, оказывается, был совсем другим, неожиданным, новым – там, по ту сторону шутки.

По его собственным словам, Михаил Николаевич помнил момент, когда он родился. Мама Задорнова рассказывала, что, когда ее сын появился на свет, первое, что он сделал, — это засмеялся. Задорнов пояснял, что ему просто стало смешно от того, каким он увидел мир – перевернутым. Младенца держали за пятку, и мир вверх тормашками заставил его хохотать.

Наверное, в тот момент маленький Миша получил главный урок своей жизни: воспринимать окружающий мир так, словно он перевернут, с юмором и интересом разглядывая его, постепенно, по деталям возвращая его с головы на ноги. Потому что через призму юмора легче пережить даже самые непонятные и странные события.

Марина ОпаринаСпециально для Журнала Calend.ru