Друзья о Гагарине

12 апреля

Ровно 60 лет назад советский летчик-космонавт Юрий Гагарин впервые в истории человечества совершил пилотируемый полет в космос. Каким его знали близкие друзья?

Фото: источник

Евгений Дербенков, друг детства Юрия Гагарина

Юрий Гагарин родился в деревне Клушино в Смоленской области. Для Евгения Яковлевича Дербенкова, первый космонавт – просто Юрка, деревенский мальчишка, с которым вместе пошли в школу, вместе росли...

Друг детства Гагарина Евгений Дербенков. Фото: источник

О детстве

Я вам расскажу, каким он парнем был. Таким же, как я, как и все парни в деревне. Мы родились здесь, крестились в церкви, которую немцы взорвали, учились тоже тут. Бегали по улице, лазали по садам за яблоками. Свои есть, но в чужой же хотелось залезть. Мать или отец потом порку устраивали.

О школе

Здание школы наши плотники построили еще до войны. В 1941-м немцы ее заняли. Привезли туда соломы, чтобы отдыхать. Нас выгнали. Учиться нам не запрещали. Хотите — учитесь, но не в школе. К тому же она вскоре сгорела.

А мы пошли учиться по домам. Учительница договаривалась с хозяевами, мы сдвигали скамейки, стулья, табуретки — и рассаживались.

У Юрки память была доскональная! Учительница только прочитает стихотворение, а он его тут же повторяет. Контрольную задачу задаст — у него уже готов ответ. Мы с Юркой на первой парте сидели. И все ждали, когда он свое задание сделает и начнет остальным шпаргалки готовить.

О войне

Еще до войны играли на улице в лапту. Юрка забежит: «Женька, пошли!» Потом было не до игр — разруха, голод. Мы с ним по помойкам бегали. Или у немцев что-нибудь украдем. Только надо осторожно. Если немец увидит — застрелит.

Но подать что-нибудь из еды могли. Вот мы с сеструхой глядим из-за угла, как они у нас в доме рассаживаются есть. Хлеб нарезают, намазывают на него искусственный мед. Раз — нам кто-то из офицеров исподтишка подаст...

Немецкая полевая кухня стояла и около Юркиного дома, и около моего. «Женька, у немцев раздача еды закончилась. Побежали!» И мы с ним ищем куски хлеба, который немцы выбросили, лапшу недоеденную в банку какую-нибудь собираем. И бежишь оттуда скорее, из-под телогрейки корку эту хлебную жуешь...

И вкус конфетины я впервые узнал, когда пришли немцы. В магазине у нас конфеты были, только купить не на что. Немцы магазин взломали, нас стали угощать. Раздают нам, пацанам. А мы рады! Ну, что нам было... мне — восемь лет, Юрке — семь.

О самолете

Немцев уже не было в Клушине, когда рядом самолет приземлился. Мы с Юркой пошли туда. Приходим — видим, что у самолета переломана фанера, пилота нет. Потом выяснилось, что летчик думал, что в деревне немцы, и ушел через Затворово в Гжатск, к железной дороге. Горючее кончилось, самолет в болоте пришлось сажать.

Ну, мы в этом самолете стали крутить все, что крутится и нажимать, что нажимается. На следующий день договорились с Юркой тут же встретится. Я задержался, прихожу, а он мне: «Ты что так долго?! Я уже столько летаю!»

О поездах

Юра в Люберцах учился, а я в Подольске, в ремесленном училище. Из Гжатска до Москвы ездили на крыше вагона. Ни денег, ни билетов не было. А как еще ехать? Не доезжая Белорусского вокзала — мы уже знали это место — спрыгивали с вагонов на кирпичный забор.

Было ли страшно? Нет, ничего не боялись. А потом он в космос полетел!

О встречах

После того, как побывал в космосе, Юрка сюда часто приезжал. Первую встречу после этого помню — в центре села. Поздоровались и поехали к месту, где их дом стоял — рядом тетка Юры жила.

С ним много людей было, все в гражданском. Юрка со мной хочет поговорить спокойно, узнать новости про народ. А сопровождающие все возле него вьются: Юрочка да Юрочка. Он не выдержал: «Надоели, не дадут поговорить спокойно». Эти люди и правда, как собачку, на поводке его водили.

И последняя наша встреча была там же, где после его возвращения увиделись. Он заехал посмотреть, как стройка дома культуры идет. Было полно стройматериалов. Предложил ему на совхозное собрание зайти, он ни в какую. Сказал, что отвлечет всех, мол, в следующий раз.

Поговорили немного, он сел в свою черную «Волгу», развернулся и уехал. Вскоре случилась катастрофа, в которой они с Серегиным погибли.

Тимофей Чугунов, одноклассник и однокурсник Юрия Гагарина

Тимофей Чугунов, друг Юрия Гагарина. Фото: источник

Одноклассник и однокурсник Юрия Гагарина, член академии космонавтики имени Циолковского Тимофей Чугунов рассказал об удивительном поступке своего друга:

«Во время учебы мы были на лыжных соревнованиях. Один парень из другой группы шел к финишу первым, а Гагарин за ним, вот-вот должен был перегнать. В какой-то момент у соперника сломалась палка и Юра, проезжая мимо, отдал ему свою. А к финишу в итоге пришел первым даже без палки. По этому примеру можно лучше понять, каким он был. Он всегда думал не о себе, а о других. Даже если они были ему соперниками».

Во время учебы Гагарин больше остальных увлекался спортом, подчеркнул друг первого космонавта.

«Он больше остальных любил спорт и преуспевал в нем. Не только лыжи, но и баскетбол, футбол, волейбол. Он был лучший из всех нас. И учился отлично».

Тимофей Чугунов сидел с Юрием Гагариным за одной партой в ремесленном училище. Он отмечал, что Гагарин всегда учился на отлично, все схватывал на лету и в любом виде спорта всегда старался быть первым. При своем невысоком росте отлично играл в волейбол и баскетбол.

Космонавт Алексей Леонов

Юрий Гагарин и Алексей Леонов. Фото: источник

Медкомиссия. Захожу в палату. И вижу – сидит молодой человек. Читает. Посмотрел на меня. И этот взгляд я запомнил на всю жизнь. Сверкающие голубые глаза. Большие. Сияют аж зеленым, зелено-голубые такие глаза. Книжку положил, встал: «Старший лейтенант Гагарин».

И за полчаса я уже знал о нем, что он с Заполярья. Он мне все рассказал про всю свою жизнь, и про дочку Леночку, которая родилась 17 апреля 1959 года… А я — с юга. Летаем на одних самолетах. Разведчики. Но что меня особенно поразило – он читал «Старик и море» Хемингуэя, а эта книга только вышла, я слышал по радио, и смотрю – а этот молодой человек уже читает. Подумал — вот это серьезный-то парень какой.

Мы с Юрой хорошо сдружились.

И вот 12 апреля 1961 года. Первый раз человек летит в космос. Что будет? Как будет? Никто не знал, хотя в технику мы верили просто железно. Вначале появилось телевизионное изображение, и пока смутно было, я не мог точно сказать, кто это – Титов или Гагарин. И только после того, как Гагарин назвал уже оттуда меня по имени (привет Блондину), мы перебросились словами, и он заулыбался, стало ясно, что это Гагарин.

Вел я с ним связь около семи минут, может быть, поменьше. Он запрашивал, какая у него «дорожка», какие параметры. Мы тут же ему сообщили, что все хорошо, ждем встречи…

Рассматривая с разных сторон личность Гагарина, могу сказать – он очень мало прожил, но попал в отряд по удивительным показателям. Все складывалось так, что он просто обязан быть там. Хотя, по идее, откуда? Деревня Клушино. Господи… Сразу пошел в третий класс… И, зная его документы, уверяю – у него кроме оценки «отлично» никогда ничего не было. И потом, как взрослый человек, решает? Семье надо помогать! И он после шестого класса пошел в Люберецкое ремесленное училище. Ну, а семья у него – младший брат еще был, отцу много лет, матери тоже…

Училище он окончил с отличием. После училища пошел в индустриальный техникум, продолжал себя формировать как мастер литейного производства. И там учился отлично. И летать начал. Он был спортсменом – при росте 165 сантиметров он был капитаном баскетбольной команды. Очень прыгучий! В волейбол играл в нападении. Это только себе представить! Его мама, Анна Тимофеевна, мудрая русская женщина… Она ему дала понятие нравственности. Он был очень крепким как физически, так и внутри… Как пружина…

Вспоминается такой случай. На одном из приемов в Георгиевском зале, посвященном полету Гагарина, Хрущев спросил Юру, не видел ли он в космосе Бога. Тот, заметив, что Хрущев спрашивает шутя, возьми да и ответь: «Видел». Хрущев посерьезнел и сказал: «Никому об этом не говори».

Всё значительно сложнее. Я хорошо знал Юрия и могу утверждать, что он никогда не был оголтелым атеистом. Ведь он был крещен (кстати, как и я), но при том всеобъемлющем контроле со стороны партии открыто верить было почти невозможно. И всё-таки у многих из нас было достаточно ума и души, чтобы чувствовать, что «там» что-то есть. Мне нравится фильм «Космическая одиссея 2001 года». Он снят по книге Артура Кларка, к слову, очень верующего человека. В нем хорошо выражено тогдашнее наше мироощущение.

Вообще, для меня Юра – это почти святой человек. Как он любил родителей, особенно мать! Какие писал ей письма. Не могу забыть одно из них: «Я так люблю тебя, мама, так вспоминаю! Я так любил целовать жилочки на твоих руках…» Юра всех любил, поэтому и его любили все. Как он заботился о семье, друзьях, совершенно незнакомых людях, которые приходили к нему за помощью! Всё это говорит о том, что душа у него была христианская.

Полет в космос – это сильнейшее потрясение, перетряхивающее всего человека, прежде всего, душу. Я разговаривал со многими космонавтами, и все с восхищением вспоминали время, проведенное на орбите. Помню слова Юры: «Облетев Землю на корабле «Восток», я увидел, как прекрасна наша голубая планета. Люди, давайте хранить красоту Земли, приумножать ее, а не разрушать». Потом сколько бы ни летали, у всех была одна и та же мысль: «Землю, ее божественную красоту нужно сберечь». Причем, так говорили не гуманитарии. Это слова людей инженерного склада, «технарей».

Сергей Королев

Юрий Гагарин и Сергей Королев. Фото: источник

Выбрал для первого полета в космос Гагарина Сергей Королёв, который говорил:

«Юра — настоящий русский парень: честный и добросовестный, открытый и жизнерадостный, смелый и талантливый и очень любящий людей».


Как-то раз Королёв сообщил космонавтам (на конечном этапе подготовки осталось 6 человек), что им предстоит важный тест. Каждого спросил: «Готов к выполнению задания?» Пятеро ответили: «Готов!» И лишь Гагарин признался: «С утра болит голова, но к выполнению задания готов». Тогда Королёв объяснил: «За завтраком вам дали препарат, от которого у каждого из вас сейчас голова раскалывается». Все шестеро действительно чувствовали себя отвратительно, но правду сказал один Гагарин. И это притом, что накануне все участники поставили свои подписи под «Положением о космонавтах» и обязались докладывать даже о малейшем недомогании.

Фото из фонда музея Ю.А.Гагарина

...Прощаясь с женой перед тренировочным полётом, Гагарин сказал:

«Вернусь, погружу тебя и дочек на катер, и махнём куда-нибудь в глушь… Посидим у костра, ухи поедим, спать будем в палатках, зарю встречать вместе с птицами...»

После близкие уже никогда не видели Гагарина. Как напишет Валентина Ивановна о муже: «Он ушёл в своё небо».

Галина АверьяноваСпециально для Журнала Calend.ru