Зачем сжигать Блукаса, или Новая жизнь с чистого листа

23 декабря

Лиза не сразу осознала, что ее смутило в картине опустевшего ночного города — девочка, одинокая девочка, сидящая на остановке. Молодая женщина припарковалась и вернулась к остановке пешком. В павильоне было темно, и как она вообще смогла заметить подростка, прятавшегося в самом углу?

Ночь

Фото: pixabay.com

23 декабря в Литве проходит праздник Блукаса —
особая подготовка к Новому году

— Привет, — молодая женщина присела рядом. — Я — Лиза, а как тебя зовут?

— Таня, — пробурчала девчонка, не поднимая головы.

— Что ты здесь делаешь, ждешь кого-то?

Вам-то что за дело?

— Тебе нужна помощь?

— Да чем вы мне поможете? — девчонка подняла голову, и Лиза заметила лицо, исказившееся от боли.

— Тебе плохо?

— Оставьте меня в покое!

— Нет, Таня, я не уеду, пока не выясню, что ты тут делаешь.

— Добрая, да? Типа, не проходите мимо, а потом фоточки в группах и куча лайков.

— Зачем ты так, ты ведь совсем меня не знаешь.

— Зато я знаю, что никому нет дела до других.

— Ты ошибаешься. Ладно, вижу, ты не намерена разговаривать, тогда я тебе скажу, а уж тебе решать. На прошлой неделе наша волонтерская группа помогла отыскать такую же юную девушку, которая сбежала из дома со своим парнем. Ее не было дома почти месяц, за это время у ее матери случился инфаркт.

— За меня переживать некому.

— А родители?

— Отца нет, а мамаша появляется раз в год, но лучше бы не появлялась вовсе.

— С кем же ты живешь?

— С бабушкой, но и она меня выгнала.

— Как?

— Мусор я выбросила, да ладно, не забивайте себе голову, давно надо было из дома уйти.

— Хорошо, а родственники, друзья, у тебя же есть подруги?

Девочка посмотрела на Лизу и отрицательно покачала головой.

Она все же уговорила девчонку переночевать в своей квартире. В коридоре, под ярким светом, Лиза ужаснулась и грязной старой одежде подростка, и ее худобе. Она отправила ее в ванную, подобрала кое-что из одежды, а сама отправилась на кухню. Таня мылась долго, Лиза успела приготовить ужин. Ела девчонка жадно, но заметив взгляд хозяйки, отодвинула тарелку.

— Извините, спасибо, я наелась.

— А чай, у меня печенье есть?

За чаем Таня расслабилась, рассказала, что бабушка не всегда была такой, а после того, как узнала о смерти сына, Таниного отца.

— С ней что-то произошло, стала с помойки всякие вещи таскать, меня запирать, все твердила, что осторожнее надо быть. Ну сначала я смеялась, а потом и вовсе не до смеха стало. Деньги бабка все прятать стала, оставляла за квартиру заплатить и нам на питание тысячу на месяц.

— Тысячу? Что можно купить на тысячу?

— Ну крупы там, макароны, бутылку масла, а остальное она подбирала на мусорке.

— Но ведь она должна получать пособие на тебя? И как же органы опеки?

— Не знаю, мне бы до восемнадцати дотянуть.

— И сколько тебе осталось?

— Год и три месяца.

— Ты учишься?

— Нет, но я окончила девять классов.

— А почему дальше не пошла учиться?

— В этом? – кивнула девочка на куртку, висящую в коридоре.

— Ладно, давай ложиться, завтра тяжелый день, съездим к твоей бабушке, посмотрим.

— Да не поеду я, — девчонка рванулась в коридор.

— Стой, Таня, я не оставлю тебя там, если все так, как ты рассказала. И потом, ты не думаешь, что твоей бабушке нужна помощь, медицинская помощь?

Таня рассказала правду, в действительности все было еще хуже. Дверь в квартиру еле открылась, по узкому проходу между стен, выложенных хламом, прямо по каким-то грязным тряпкам и пакетам, они пробрались в комнату девочки. Здесь было относительно чисто.

— Не разрешаю ей сюда таскать, но она все равно приносит, вот уже угол завалила. – Из мебели в комнате был старый грязный диван, облезший стол и стул с ножкой, перемотанный изолентой. Запах по всей квартире стоял такой, что Лиза старалась дышать как можно реже.

— А где бабушка?

— Да кто ее знает, я иногда ее в квартире найти не могу.

Они прошли на кухню, в ванную, комнату бабушки, все, что видели, не поддавалось описанию.

— Значит, по помойкам ходит.

— Не могу больше, пойдем отсюда, — Лиза потянула Таню за рукав. На улице она долго старалась продышаться, но, казалось, запах проник настолько глубоко, что избавиться от него не удастся.

— Как ты там дышишь?

— Привыкла, теперь понимаете, почему я не пошла учиться, почему у меня нет подруг?

— Понимаю, но я хотела бы дождаться твою бабушку. Давай посидим в машине.

Они ждали почти час, Лиза рассказывала истории из своей жизни, наблюдая за тем, как оттаивает девочка.

— Несколько лет назад один знакомый пригласил меня в Литву. Там есть очень интересный праздник – день Блукаса, проходит он 23 декабря, перед новым годом. Это народный праздник, сейчас туристические фирмы постарались сделать его очень зрелищным. Блукас – это пенек, старый ненужный пенек. В старину его носили по всем дворам, а 23 декабря сжигали на площади. Считалось, что вместе с Блукасом горит все ненужное, все дела, что не успели сделать, все, что надо оставить в уходящем году, чтобы расчистить место для нового. Сегодня мне показалось, что все старые проблемы чужих людей бабушка тащит в твою жизнь.

Бабушку они не дождались, но успели съездить к знакомому юристу и проконсультироваться по поводу статуса Тани. Юрист обещал посодействовать, но сразу предупредил, что это будет не быстро. С бабушкой было сложнее, женщина явно нуждалась в психиатрической помощи, но без ее желания отправить ее на лечение было сложно.

Новый год они встречали вдвоем, Таня в новом платье и с легким макияжем, нанесенном впервые в жизни, преобразилась.

— Ну как тебе жизнь без Блукаса? – улыбнулась Лиза, уча девушку нарезать овощи для салата.

— Я счастлива, — просто ответила та.

 

Елена Гвозденко
Елена ГвозденкоСпециально для Журнала Calend.ru