Чернобыль. Помнить, чтобы не повторялось

26 апреля

Много лет работая на предприятии Госкорпорации «Росатом», рядом с коллегами, которых в обиходе мы называем «Чернобыльцами», я никогда не задумывалась о Чернобыле.  Да, я знала, что авария на Чернобыльской АЭС, которая произошла в дни моего детства, была самой страшной аварией в истории человечества – мощность взрыва была эквивалентна взрыву 500 атомных бомб вроде тех, что были сброшены на японские города Хиросиму и Нагасаки в 1945 году. Что полностью справиться с пожаром удалось лишь к 9 мая – дню Победы… Я знала, что из зоны отчуждения были спешно эвакуированы местные жители, которым разрешили взять только документы и самые необходимые вещи. И что до сих пор  эта зона считается опасной зоной и там никто не живет (так я думала).

В преддверии годовщины со дня чернобыльской катастрофы, я набрала в поисковике слово «Чернобыль»…  С детства оно олицетворяло для меня что-то страшное, черное. Но насколько страшна была реальность, я даже не догадывалась…

Памятник ликвидаторам аварии на Чернобыльской АЭС

И во времени и в пространстве Чернобыль очень далеко. Но все больше и больше узнавая о нем, я понимаю, что мы все ощутили на себе влияние этой катастрофы и будем ощущать еще сотни, а может быть и тысячи лет…

О Чернобыле написано много! Много книг и много статей. Есть статьи о героях Чернобыля, воспоминания ликвидаторов, книги памяти… Сняты фильмы и сериалы. Интернет пестрит заголовками «Самые жуткие  (страшные)   подробности (факты)  Чернобыльской катастрофы», «самые страшные фото». Признаюсь, что  читать такие статьи и смотреть такие фото у меня не было желания. Любая катастрофа – это боль, это боль тысяч семей, которые потеряли  из-за нее своих родных и любимых, это боль 350 тыс. человек, вынужденных покинуть свои родные дома. Трудно представить, что пережили в те страшные дни люди, которые до 26 апреля 1986 года просто жили, работали, растили детей…

Разрушенный энергоблок Чернобыльской АЭС

Прочтите письмо, полное боли, опубликованное в газете «Лiтературна Украiна» в марте 1988 года:

«Мы, пенсионеры-женщины ужасного Чернобыля, обращаемся к Совету Министров СССР с большой просьбой прислушаться ко всем людям — и ученым, и простым, рассмотреть весь комплекс проблем развития атомной энергетики на территории Украинской ССР. Никто не может ощутить душевного потрясения так, как мы. Сначала, после того ада, «содома и гоморры», мы все ходили как одуревшие, теперь вроде встает все на место, потому что дали хату, отстроили, вроде бы и материально можно жить. Но по ночам нам не спится, идут всякие мысли, какая-то страшная тоска охватывает по тому родному уголку, который хуже, чем после фашиста, стал испакощен, куда нельзя и заглянуть. Люди в далеких краях живут по 50 лет, а на старость мечтают о семейном гнезде, а мы его не имеем. Материальное обеспечение  для человека — этого еще мало. Потому что душа измучена до предела. Молодым еще легче, они заняты работой, семьей, всякими заботами, а нам, старухам, негде отвести душу, почему-то эта душа и к богу тянется, и в церковь, может, пошли бы, да не близко… И так по ночам не спится, и всякие думы плывут и плывут, как бывает в личной жизни и жизни целого поколения… Если нужны подписи, то мы можем собрать тысячи».

Что же это за город, который навсегда вошел  в летопись  XX века?

Его история описана в небольшой книжке, изданной  в 1884 году, под названием «Город Чернобыль Киевской губернии, описанный отставным военным Л. П.».

«Давние историки рассказывают, — пишет Л. П., — что когда великий князь киевский Мстислав, сын Мономаха, в 1127 г. послал братьев своих против кривичей четырьмя дорогами, то Всеволоду Ольговичу было приказано идти через Стрежев к г. Борисову. Стрежев считался самым южным городком Полоцкого княжества, куда Рогвольд около 1160 года посадил Всеволода Глебовича. При этом князе Стрежев, впоследствии названный Чернобылем, считался удельным княжеством».

В 1193 г. в летописи Стрежев уже именуется Чернобылем. Автор книги описывает сложные пути истории Чернобыля — кто только не владел им! В конце XVII века Чернобыль достался польскому магнату Ходкевичу; до Октябрьской революции Ходкевичам принадлежало здесь более 20 тысяч десятин земли. Названия сел, входивших в имение Ходкевичей: Заполье, Залесье, Янов, Новоселки, Ямполь, Нагорцы, Копачи, Машев, Зимовище и многие другие, включая Дитятский бор — известны сейчас каждому, кто был причастен к работе в Зоне.

Древний Чернобыль дал свое горькое название («чернобыль» по-украински — полынь обыкновенная) мощной атомной электростанции. Но даже сейчас, многие люди не знают, что Чернобыль, оставшись скромным райцентром, в годы, предшествовавшие аварии, не имел почти никакого отношения к атомной электростанции. Главной столицей энергетиков был молодой, бурно развивающийся город Припять, построенный в 1970 году в 18 километрах от Чернобыля.

«Чернобыль. Небольшое, милое, провинциальное украинское местечко, утопающее в зелени, все в вишнях и яблонях. Летом здесь любили отдыхать многие киевляне, москвичи, ленинградцы. Приезжали сюда основательно, часто на все лето, с детишками и домочадцами, снимали «дачи» — то бишь комнаты в деревянных одноэтажных домишках, готовили на зиму соленья и варенья, собирали грибы, с избытком водившиеся в здешних лесах, загорали на ослепительно чистых песчаных берегах Киевского моря, ловили рыбу в Припяти» — вспоминает  Юрий Николаевич Щербак в своей книге «Чернобыль».

«И казалось, что удивительно гармонично ужились здесь красота полесской природы и упрятанные в бетон четыре блока АЭС, расположенной неподалеку, к северу от Чернобыля.

Казалось… Приехав в Чернобыль в начале мая 1986 года, я (да разве только один я?), — продолжает Юрий Николаевич, -  словно бы заглянул в странный, невероятный мир Зазеркалья, окрашенный в невидимые и потому еще более зловещие тона повышенной радиоактивности. Увидел то, что еще накануне трудно было представить даже в самых фантастических снах, хотя, в общем, все выглядело достаточно обыденно. А потом, когда бывал здесь в следующие разы, все уже казалось привычным… И это тоже было страшное открытие, ибо я убежден, что нельзя привыкать к ТАКОМУ. Привыкание к аварии, к ее масштабам, к искаженному лику земли и природы — само по себе одно из тяжелейших последствий Чернобыля.

Но это пришло позже.»

А в начале…  Представьте себе город без жителей, без звонких детских  криков (средний возраст жителей г.Припять на момент эвакуации составил 26 лет), без обычного повседневного городского шума. Где наглухо закрыты все окна и двери в домах… Но это не был мертвый город!  Город жил и боролся!

В городе и вокруг него было сосредоточено огромное количество техники: бульдозеры и тракторы, автокраны и скреперы, канавокопатели и бетоновозы.  На въезде в Чернобыль работали многочисленные посты дозиметрического контроля, где проверялся весь автотранспорт. На специальных площадках солдаты в зеленых костюмах химической защиты дезактивировали технику, вышедшую из Зоны. Улицы Чернобыля отмывали от невидимой грязи, на них стояли многочисленные регулировщики ГАИ, будто на оживленных киевских магистралях в предпраздничные дни.

В первые месяца почти на каждое здание Припяти была установлена сигнализация. В городе  действовали патруль, отдел милиции и три КПП. Но это не спасло атомград от опустошения, сегодня все квартиры в домах пусты, несмотря на то, что город обнесен колючей проволокой.

Сегодня значительная часть отчужденной территории превратилась  в убежище для различных животных. Там можно встретить волков, кабанов, лосей, оленей, диких лошадей и многих других животных.  На Припять наступают леса, дома уже плохо видно из-за деревьев…

Но не только животные живут на отчужденной территории, но и люди! Около 200 «самоселов» после эвакуации вернулись в свои деревни. Многие из местных жителей — пожилые люди, большинство из них – женщины 70-80 лет. Они вернулись, потому что не смогли найти себе новый дом. Они не боятся последствий радиации.

Не боятся их и туристы, которые ежегодно посещают зону отчуждения Чернобыльской атомной электростанции. Например, по данным Государственного агентства Украины по управлению зоной отчуждения, в 2019 году  с познавательной целью ее посетили 71 862 человека.

Но ученые  утверждают, что зона отчуждения не будет пригодны для жизни еще более 24000 лет -  до 26 486 года… Трудно себе это даже представить!

«Чернобыль — событие беспримерное в мировой истории, с которым не сравнится ни одна известная до сих пор катастрофа. Ни гибель «Титаника» или «Адмирала Нахимова», ни аварии авиалайнеров, ни взрывы в шахтах, какими бы тяжкими жертвами они ни сопровождались, нельзя сравнить с тем, что случилось в Чернобыле: эта «звезда Полынь» словно была послана из будущего, из XXI века нам всем как грозное предупреждение — опомниться, задуматься, успеть, пока не поздно, сделать серьезные выводы» — говорит Ю.Н. Щербак. Он призывет: «Священный принцип врачей всех времен «поп посеге» («не вреди») должен быть расширен на все человечество. Любое научное или техническое нововведение должно получать моральную оценку – не навредит ли это человечеству?»

Давайте же выполнять все свои обязанности должным образом. Давайте задумываться, к каким последствиям приведет то или иное наше действие. Ведь нет отдельно взятой, только нашей жизни – мы все связаны друг с другом невидимыми нитями – и люди, и природа. Чернобыль нам вечно будет напоминать об этом.

Давайте радоваться тому, что у нас есть!  Это трава, на которую можно лечь, не боясь радиации, это земля, в которую можно садить семена и выращивать чистые растения… Это яблоки, которые можно срывать и есть прямо с ветки. Грибы и ягоды в лесу… Это чистое молоко у коров…

Чистая жизнь, когда можно просто гулять, дышать, любоваться небом, солнцем! Так много у нас есть для счастья!


Автор статьи — Галина Аверьянова

День участников ликвидации последствий радиационных аварий и катастроф и памяти жертв этих аварий и катастроф

Международный день памяти о чернобыльской катастрофе

На официальном сайте Чернобыльской  АЭС можно почитать все о ее прошлом и настоящем.

 

Галина АверьяноваСпециально для Журнала Calend.ru