Рождество в СССР

25 декабря

София очень любила Рождество, возможно, в ней говорили воспоминания о том, самом первом празднике, на который ее пригласил Александр Фейлер в десятом классе. Даже не Александр, а его мама, Анна Петровна Фейлер. В позднесоветские времена отмечать религиозные праздники было не принято, но в семьях поволжских немцев сохраняли традицию.

Ангел

Фото: pixabay.com

25 декабря западные христиане отмечают
Рождество Христово
Постер дня

Соня знала, что она нравится Саше Фейлеру еще с пятого класса, на восьмое марта, когда мальчики выбирали, кому из девочек дарить подарки, Саша всегда выбирал ее. А еще он помогал ей решать задачи и готовил за девочку доклады. Впрочем, Соня нравилась многим, и к десятому классу успела передружить с парой-тройкой мальчишек, гораздо более бойких, чем скромный отличник Фейлер. В ней уже тогда чувствовалась сила пробудившегося кокетства, девочке будто нравилась влюблять в себя растерявшихся от внимания красавицы юношей.

Она всегда сама обрывала отношения, ей быстро наскучивали долгие прогулки по городу, дневные сеансы в кино, перераставшие в битву за свое целомудрие. Она действительно была по-своему целомудренна, не позволяя мальчишкам даже невинных поцелуев.

К Фейлерам она пошла скорее из любопытства, она никогда не праздновала рождество, считая такие праздники развлечениями для старух. В ее советской юности о Боге говорили только с насмешкой, а в редкие, чудом уцелевшие, храмы ходили только отсталые личности. Человек должен сделать себя сам, смешно, если кто-то сверху, прямо сквозь облака, управляет им.

Мать и сын Фейлеры жили в старинном двухэтажном доме, в квартире с высокими потолками и узкими окнами. Соня приходила сюда несколько раз — то забрать тетрадку, то взять нужную книгу, библиотека у Фейлеров была роскошной, особенно по тем временам, когда в книжных магазинах классику было не достать.

— Отец мой собирал, а до него дед, — просто сказал Саша, заметив интерес девушки. Отец Саши был известным в городе хирургом, он так и умер, закончив сложнейшую операцию, Саша тогда учился во втором классе. Мама юноши тоже была доктором, работала в районной поликлинике. Соня очень удивилась, что именно Анна Петровна пригласила ее, доктор – а в такую ерунду верит.

Они договорились на шесть, Саша обещал встретить ее у детского сада, разделявшего их дома, он и встретил, только без привычной улыбки.

— Пойдем, мне еще в булочную забежать и в кондитерский отдел, ничего не успеваю.

В кондитерском он остановился у витрины с коробками конфет. Придирчиво читал состав, так, что Соня не выдержала:

— Мы же опаздываем.

Юноша, наконец, определился, заплатил за блестящую, словно подернутую инеем, коробку и протянул девушке:

— На, подаришь маме.

— Зачем?

— Так принято.

Соня хмыкнула, но коробку взяла. Девушке показалось, что она попала в сказку сразу, как они переступили дверь квартиры. Повсюду были развешаны гирлянды, венок из настоящих еловых лап, украшенный блестящими игрушками и свечами, к стене была прикреплена какая-то светящаяся арка.

— Как красиво, — прошептала девушка.

Из гостиной доносились голоса.

— У вас гости?

— Разумеется, коллеги отца, мамы, родственники.

— Может быть, я уйду? – испугалась Соня.

Но уйти она не успела, из кухни появилась Анна Петровна в праздничном платье до пола.

— А вот и молодые люди. Раздевайтесь, мойте руки и за стол.

— Это вам, — Соня протянула конфеты.

— Спасибо, мне очень приятно.

Соня оттягивала время, тщательно намыливая руки, но выходить все же пришлось, как пришлось знакомиться с этими веселыми, празднично одетыми, взрослыми людьми. За столом напряжение ушло, Соня с аппетитом ела и рождественского гуся, и тушеную капусту, разглядывая подсвечники и новогодние букеты. Ее больше не смущала общая молитва и шутки на немецком. Перед десертом включили елку, и гости запели какую-то милую песню.

— Время подарков, — дала сигнал Анна Петровна, и гости устремились к елке. Каждый искал коробочку со своим именем, а потом возвращался на место.

— Пойдем, там и наши подарки.

— И мне? – удивилась Соня, но Саша уже тащил девушку к елке. Коробочка Сони была очень маленькой. Девушка развязала атласную ленту, и в ее ладони оказался крошечный серебряный ангел.

— Пусть хранит тебя, девочка, — шепнула Анна Петровна.

— Зачем, не надо было, — смутилась Соня, но заметив улыбку хозяйки, прошептала, — спасибо.

 

София Игоревна развешала последние коробочки на елку, завтра должны прийти друзья, приехать сын с семьей. Пора идти на кухню, печь рождественский пирог.

Раздался звонок скайпа.

— Фейлер, как зима в Германии?

— Даже снег есть. У вас Сочельник?

— Готовлюсь, завтра придут гости. Как Анна Петровна?

— Потихоньку, но держится, с мальчишками возится, Марту учит, — улыбнулся Саша.

— Передавай супруге привет, она у тебя замечательная. И Анне Петровне тоже, пойду пряники по ее рецепту печь. Видишь, — цепочка с брелоком оказалась перед камерой.

— Тот самый?

— Да, мой Ангел-Хранитель.

Елена Гвозденко
Елена ГвозденкоСпециально для Журнала Calend.ru