Несложившийся роман

6 февраля

Их миры не должны были встретиться, они существовали в параллельных измерениях, но что-то сломалось в небесной канцелярии, и он ворвался в ее жизнь, чтобы переписать древнюю легенду.

Porsche Panamera

Фото: pixabay.com

6 февраля — День саамского народа 

— Послушай, таких предложений больше не будет, подобными шансами судьба не разбрасывается, — уговаривал Алексея, соседа по комнате, которую молодые люди снимали с тех пор, как переехали в столицу, Кирилл.

— Я – историк, а ты мне предлагаешь возить капризную дамочку, из этих…

— И что, как ты собираешься кормить себя наукой? Я на следующей неделе съезжаю, снимаю, наконец, квартиру, ты потянешь оплату в одиночку?

— Не знаю, возьму подработки.

— Еще? Ты вообще спишь хоть иногда? Ночами сидишь за курсовыми, спать мне не даешь. А тут – приехал с утра, повозил дамочку по спа и на шоппинги, и сиди, читай свои книжки или собирай материалы для диссертации. Учти, время подумать только до утра, я за тебя перед своим хозяином поручился, он ближайший друг Павла Матвеевича, супруга Агнии.

— С Хозяином? Ты себя слышишь? Это же крепостное право какое-то.

— А батрачить за копейки и снимать углы – свобода? Да что я тебя уговариваю, утром скажешь.

Алексей не спал всю ночь, к утру предложение стало казаться заманчивым, в конце концов, что его там держит, не понравится – уйдет.

Всю дорогу до коттеджного поселка он пытался представить себе будущую работодательницу, дамочку, к которой он ехал наниматься в качестве личного водителя. Но Агния оказалась совсем не похожей на его фантазии – перед ним стояла хрупкая молодая женщина с тонкими чертами лица без малейших следов косметологических ухищрений. Разумеется, Алексей знал, дорогие процедуры не должны быть заметны, но ему почему-то казалось, что красота Агнии подарена ей природой. Была в ней какая-то почти детская трогательность, открытость.

После знакомства с Агнией, Алексей прошел в кабинет хозяина, и после нескольких вопросов, Павел Матвеевич принял его на испытательный срок.

Porsche Panamera, на котором ему предстояло работать, трудности не вызвал, сказалось его давнее увлечение автомобилями. И первая же поездка, в которую они отправились с Агнией, была выставка модного художника, проходившая в каком-то загородном имении.

Рядом с хозяйкой Алексей чувствовал неловкость, и мечтал, чтобы она занялась виртуальным общением, а не вступала с ним в беседу, но Агния задавала вопросы и ждала на них ответы. Молодой человек и сам не заметил, как рассказал о своем детстве в далеком провинциальном городе, о годах обучения в университете и даже о том, что мечтает написать диссертацию.

Он ждал ее меньше часа, этого времени с трудом хватило, чтобы прийти в себя.

— Куда теперь, домой?

— Нет, у меня есть свое тайное место, о нем не знает муж.

Тайным местом оказалась старенькая пятиэтажка на самой окраине столицы.

— Надо зайти в супермаркет, правда, здесь он совсем плохой, но мы уже выехали из центра.

В магазине Агния загрузила полную тележку странных для нее продуктов, он вообще сомневался, что девушка знает о бюджетной вермишели и горохе.

Они стояли у старой двери с облезшей краской, и Агния прислушивалась к шаркающим шагам за ней. Наконец раздался звук отпираемых замков и перед ними возник пожилой мужчина, одетый в спортивный костюм эпохи СССР.

— Здравствуйте, Владимир Николаевич, это Андрей, мой водитель.

— Входите, Агния, я уже и не ждал тебя.

— Как это, я же обещала, даже на дурацкую выставку для маскировки съездила.

Девушка довольно ловко разложила продукты, помыла посуду, сложенную в раковину.

— Врач был?

Мужчина лишь махнул рукой.

— В следующий раз привезу своего доктора.

— Не надо, доченька, не рискуй.

Обратно ехали гораздо быстрее.

-Надеюсь, говорить о молчании не стоит?

— Разумеется, а кто этот старик?

— Один из тех, кого опекают волонтеры, да, я волонтер, странно, не так ли?

Она первая сделала шаг. В один из пасмурных дней попросила его прогуляться в старом парке, и под одной из лип вдруг остановилась, подняла на него грустные глаза и тихо попросила:

— Ты не можешь увезти меня отсюда, я больше не могу играть эту роль?

— А развестись?

— В нашем мире не разводятся, увы…

Он не знал, что ответить, близость Агнии сбивала дыхание.

— Знаешь, — сказал он, когда все же решился обнять, — у саамов есть легенда о девушке с коромыслом, которую мы видим на Луне. Это несчастная Аккайнийди, за которую сватало своего сына Солнце. Но девушка вышла замуж за бойца невидимой дружины Найнаса. Дружина эта – сполохи Северного Сияния. Найнас погиб под палящими лучами, а несчастную Аккайнийди рассерженное Солнце забросило на луну вместе с ее коромыслом.

— Красивая, но грустная легенда, не хочу быть Аккайнийди…

Их роман закончился, так и не начавшись, через неделю на Павла Матвеевича было совершено покушение, он остался жив, но навсегда прикован к постели.

— Не могу я теперь, понимаешь? – шептала она.

— Понимаю, теперь ты, как прекрасная Аккайнийди, навсегда оставшаяся на Луне.

Утром он взял билет и уехал в родной город.

Елена Гвозденко
Елена ГвозденкоСпециально для Журнала Calend.ru