Непростое решение

3 февраля

Лучшие наши учителя – наши враги, эту простую истину Марина осознала, лежа в палате после операции. Если бы ни противостояние с Борисом, женщина вряд ли взяла больничный, ходила бы на работу с невысокой температурой, как делала всегда. И кому, как ни Борису, быть благодарной, что болезнь обнаружили в самом начале, и есть надежда если не на выздоровление, то на стойкую ремиссию, а это значит, что она может вести нормальную жизнь, возможно, даже более счастливую, чем до болезни. Одно она знала точно — на работу она не вернется, слишком много времени потрачено в пустоту.

Женщина

Фото: pixabay.com

3 февраля в народном календаре Максимов день 

Еще три года назад она была безмерно счастлива, еще бы, стать начальником отдела компании – неплохой карьерный рост. Сергей отговаривал, но она и слушать мужа не стала, тогда ей казалось, что он просто завидует, жена – руководитель, а он простой водитель с весьма скромной зарплатой. Он, конечно же, принял ее выбор, как приняли его родители. Артемку, разумеется, не спрашивали, кто будет спрашивать трехлетнего карапуза, ему просто пришлось смириться, что маму он стал видеть намного реже.

Борис, возглавлявший отдел до нее, старательно прятал свое недовольство, он даже пытался опекать Марину первое время, вводя в курс дела. Но женщина быстро разобралась и в его советах больше не нуждалась. Однажды она так ему и сказала, он обиделся и больше с предложениями не приходил, тем более, что новый отдел, который он возглавил, начал, наконец, работать.

Почти год ушел у Марины, чтобы разобраться со всей документацией, оставленной в беспорядке, это позже она поняла, что путаница вызвана вовсе не ленью, это мутная водичка, в которой так комфортно запускать руку в бюджет компании. А поняв, испугалась, не зная, что предпринять: идти к хозяину Максиму Петровичу или оставить все как есть?

— Не знаю, что мне делать, — рыдала Марина на кухне у единственной близкой подруги, — я даже Сереже сказать не могу.

— Самое разумное в этой ситуации – просто уволиться, — ответила Лера.

— Вот, и муж скажет так же, но я не могу просто уйти, ты бы знала, сколько денег Борис вывел со счета! Теперь понятно, откуда у него новая машина и шикарная квартира, не удивлюсь, что и счет имеется где-нибудь в безопасном месте.

— Только не обижайся, Мариш, постарайся ответить себе честно, это все от чувства справедливости и для того, чтобы понять, что ты лучше и честнее?

— Что ты говоришь?

— Ладно, не буду, но ведь ты приняла решение, не так ли? Тогда просто не спеши, собирай доказательства, пусть это будут железобетонные аргументы!

И она собирала, просиживала на работе до ночи, встречалась с партнерами. Борис ударил первым — пригласил Максима Петровича на какую-то мужскую вечеринку и там наговорил что-то о Марине, мол, и профессионал она слабый, и средства отдел стать тратить больше.

В понедельник хозяин вызвал женщину в кабинет и устроил разнос. Марина настолько растерялась, что молча выслушала обвинения в свой адрес и так же молча вышла из кабинета. К обеду она почувствовала себя плохо и уехала в больницу.

Даже узнав о диагнозе, она не переставала думать о том, как ее обидели, винила всех: и владельца предприятия, который повелся на оговор подобно мальчишке, и наглого Бориса, и мужа, который плохо обеспечивал семью, в список попала даже подруга, посоветовавшая не торопиться.

После больницы женщина, наконец, успокоилась, ей было хорошо в окружении близких. Через неделю она позвонила Лерке:

— Подруга, твое обещание в силе, съездишь со мной на одну встречу? Обещаю, что сразу же после нее я напишу заявление на увольнение.

— С шефом?

— Ты догадлива.

Максим Петрович выслушал Марину молча, также молча изучал документы, которые женщина привезла с собой, лишь желваки и проступающая бледность выдавали волнение.

— Я должен ознакомиться поближе, — наконец выдавил он. – Марина, когда вы сможете приступить к работе?

— Никогда, я приняла решение, сразу после больничного я напишу заявление.

— Не торопитесь. Прошу…

Марина в ответ лишь неопределенно пожала плечами.

— Знаешь, Лерка, — сказала Марина, отъезжая от кафе, — сегодня непростой день — День памяти Максима Грека, в народе его называли Максим Утешитель. В этот день принято благодарить всех, кто когда-либо сделал что-то хорошее для тебя. Так вот, я, действительно, тебе благодарна, прости меня за все.

Елена Гвозденко
Елена ГвозденкоСпециально для Журнала Calend.ru