Наследницы

4 февраля

День рождения Татьяны затянулся, уже смеркалось, когда гости стали расходиться, осталась лишь Ольга – самая близкая подруга хозяйки. Именинница, дождавшись, когда за гостями закроется дверь, спросила подругу, убирающую со стола:

— Что ты творишь, Ольга? Доверчивая ты слишком, ну как это можно было в свою квартиру незнакомую девицу пустить? Откуда ты знаешь, что она Димкина дочь, ведь не спросишь теперь. Да брось ты, сама уберу, лучше сядь, давай еще чайку попьем да поговорим.

Цепочка

Фото: pixabay.com

4 февраля 1944 года ученые доказали, что ДНК является носителем генетической информации 

Ольга поставила на плиту чайник, у подруги она чувствовала себя как дома, более чем полувековая дружба сделала их почти родственниками. Свадьбы, рождение детей, болезни, смерть близких – они всегда поддерживали друг друга. Когда шесть лет назад Ольга хоронила единственного сына, Татьяна прожила у нее несколько месяцев.

— Не знаю, Тань, вот сердцем чувствую и все. Ну почему такого быть не может, Дашеньке девятнадцать, а двадцать лет назад Димка как раз был в Ростове, ездил к отцу на каникулы.

— Наивная ты, Ольга, как была, так и осталась.

— Знаешь, Даша для меня сейчас – смысл жизни, никого ведь не осталось, а так кровинушка.

— Неизвестно, какая она кровинушка, сразу видно, девица ушлая. Димка твой, хоть и пил сильно, а наглым никогда не был, не было в нем этого, хотя, кто знает, какая там мать была. А что же мамаша ее не приехала?

— Умерла она год назад, вот Даша и подалась отца разыскивать, а и отца уже нет, сирота девчонка. Да и потом, доказательство она мне предъявила, у Димки в то время цепочка приметная была, серебряная. Порвалась она, так мне ее припаяли, уж больно грубо сделали, хотела назад нести, а Димка сказал, что ничего страшного, он и так носить будет. А когда от отца вернулся, цепочки той не было, сказал, что потерял.

— Так мало ли цепочек похожих.

— Димкина это.

— Ну смотри, только все-равно, не верю ей, вот просто сердцем чувствую – что-то тут не то. Ты хоть завещание не торопись писать.

— Уже.

— Что уже, написала? Ах ты, простофиля! Сейчас мошенник на мошеннике мошенником погоняет, а она первой встречной и квартиру, и дачу, и все остальное! Хоть бы проверила сначала!

— Да как проверишь, Димки нет.

— А ДНК на что? Ты вот что, собери мне с расчески волосы ее, да пойдем сделаем тест, пока не поздно.

— А что может быть поздно?

— Подумай сама! Предположим, что девица эта ждать, когда ей наследство достанется, не захочет. И что тогда?

— Что?

— Ой, ладно, не буду грех на душу брать, может, зря я наговариваю, только проверить не мешает.

***

Татьяна знала, как уговорить подругу, и в назначенный день они сидели перед кабинетом в ожидании результатов.

— Мне очень жаль, но вероятность родства не установлена, — произнесла молодая девушка, вынесшая конверт.

— Да как же это, а цепочка?

— Сначала к нотариусу, а потом и про цепочку разузнаем, я нам билеты на вечер до Ростова взяла, только Дашке не говори пока ничего, скажешь, что у меня поживешь недельку, мол, заболела я, а ты ухаживать будешь, уколы делать.

Ростов встретил их хмурым и бесснежным.

— Невесело как-то, — буркнула Татьяна, увлекая подругу на автобусную остановку.

— Куда мы едем?

— К Дашке твоей домой, я же подготовилась.

***

Дом «внучки» оказался небольшим строением в частном секторе. На звонок вышла женщина лет сорока.

— Вы к кому?

— Дарья Захарова здесь живет?

— Здесь, а что случилось? Вы, простите, кто?

— Бабушки.

— Какие бабушки?

— Вам лучше знать – какие. А вы кто Дарье приходитесь?

— Так мать я ее. Так что случилось-то?

— Надо же, вот и мать отыскалась, а дочка похоронила вас.

— Ничего не понимаю, зайдите в дом, а то соседи уже выглядывать начали, — женщина отошла от калитки, пропуская гостей. – Где моя дочь?

— Будто не знаете, в Москву приехала, к бабушке, сказала, что сирота, а отец ее – Дмитрий Числов.

— Какой Числов?

— Сын мой, — сказала Ольга. Эта была первая фраза, которую она произнесла, – умер Димка мой шесть лет назад, никого у меня не осталось, а тут Даша… — женщина заплакала.

— Постойте, как вы сказали? Числов? Такой высокий, темноволосый? Кажется, я знаю, кто ваша внучка!

***

Анна никак не могла поверить, что перед ней мать Димы, скрывала смущение за хозяйской суетой. Напоив гостей чаем с пряниками, вдруг вспомнила о борще и бросилась разогревать.

— Не суетись, дочка, нам бы Полинку повидать.

— Так на работе Полечка, она подрабатывает в кафе, впрочем, я позвоню.

Пока ждали девушку, Ольга вдруг вспомнила:

— Скажи-ка, милая, дарил тебе Димка цепочку серебряную?

— Дарил, я потом Полечке отдала, только она потеряла где-то.

Девушка вбежала в дом:

— Что случилось, ма… — но осеклась, заметив двух пожилых женщин.

— Знакомься, доченька, это твоя бабушка, мама отца.

— Какая бабушка?

— Московская, — не выдержала Татьяна, подходя к девушке. – А эту девушку знаешь? — протянула она смартфон, на экране которого была фотография Даши.

— Так это Дашка, одноклассница моя, она в Москву уехала.

— Ну вот все и выяснили, будем тест ДНК делать?

— А что его делать, Полюшка-то – вылитый Димка.

Елена Гвозденко
Елена ГвозденкоСпециально для Журнала Calend.ru