Коварство фотошопа

19 февраля

Забор Михаилу Ивановичу даже снился, не сегодня завтра его Лариса Николаевна вернется, а ограды так и нет. А ведь обещал супруге, что установит, деньги она оставила и перед отъездом раз десять напомнила, да и сейчас во время ежевечерних звонков каждый раз спрашивает, когда уже их дача будет огорожена.

Лариса Николаевна еще в мае уехала к заболевшей сестре, надеялась, что вернется через недельку — другую, но Валентине лучше не становилось. Когда уезжала, достала деньги, что два года копила:

— Вот, тут на забор и ворота с калиткой, я присмотрела еще в марте, даже позвонила, — она протянула визитку фирмы, устанавливающей ограждения из профнастила, — должно хватить и даже остаться. Ты не тяни, знаю тебя, деньги истратишь, потом не наберем.

Забор

Фото: pixabay.com

19 февраля 1990 года — день рождения графического редактора Adobe Photoshop

Сказала и уехала, а Михаил Иванович решил заняться забором, не откладывая. Только сначала надо было на дачу съездить, еще раз все замерить, осмотреть на месте. И на беду в тот же день приехал его сосед по участку Леха Угольников. Угольников этот – мужик бедовый, недавно с третьей женой развелся, сбегали от него женщины, и не сказать, чтобы непутевый какой, просто ветреный, увлекающийся. Вот и сейчас, едва заметив соседа, бросился к нему со словами:

— А я, Иваныч, надумал себе машину брать.

— Зачем она тебе, у тебя и прав-то нет?

— Будут права, я уже на курсы записался. После того, как Маринка ушла, подумал я, что это знак, надо жизнь по-новому начинать.

— Куда уж яснее, — усмехнулся Михаил Иванович, обходя участок с рулеткой.

— А ты что измеряешь-то?

— Да вот, забор хочу поставить.

— Да ну, и от меня отгородитесь?

— И от тебя, в калитку ходить будешь.

— Слушай, мне приятель Шевроле предлагает, хорошая машинка.

— Так бери.

— Не хватает немного, совсем чуть-чуть, не подкинешь, я через две недели обязательно верну?

— Так и купи через две недели.

— Не могу, уйдет машина.

Вероятно, в тот день что-то сместилось в небесной канцелярии, но Михаил Иванович, скупой от природы, легко расстался со значительной суммой, отложенной на забор.

С того дня прошло больше месяца, Леха долг так и не вернул. Машину он, конечно, купил, но что-то в ней было не то, и она потребовала срочного ремонта, а потом ему надо было заплатить за курсы, а тут еще Лариса названивала каждый день, требовала, чтобы прислал фото забора.

После очередного звонка Иванович нас отправился к Лехе, прихватив новую штыковую лопату.

— Какие люди, заходи, пивко будешь? – спрыгнул с гамака сосед.

— Какое пиво, ты о чем, когда мои деньги вернешь? Давай, тряси кошелек, а не то, — замахнулся он на Леху.

— Ты что, Иванович, ошалел что ли, — закричал счастливый владелец Шевроле, убегая от преследователя. Неизвестно, сколько бы продолжался забег, если бы на шум не пришел Толька Федотов, молодой мужчина с седьмой линии.

— Что у вас происходит?

— Да вот, — остановился Иванович, еле переводя дыхание, — память должнику возвращаю.

— Да отдам я, отдам, у меня послезавтра зарплата.

— Он мне уже больше месяца обещает, взял деньги, что мы на забор копили, и в гамаке прохлаждается. А мне Лариса Николаевна каждый вечер названивает, фотографию забора требует.

— А в чем дело, пришли.

— Как я пришлю фотографию несуществующего забора?

— Темнота, а фотошоп на что? Какой тебе забор нужен? — Толька пощелкал в смартфоне и показал картинки.

— Вот такой бы хорошо.

— Пошли на твой участок, сейчас организую.

Фотография на фоне нового забора Михаилу Ивановичу понравилась, недолго думая, он отправил ее супруге.

Лариса Николаевна приехала на следующее утро, Михаил Иванович открыл глаза и увидел склонившуюся над ним монументальную фигуру супруги.

— Где, ирод?

— Что где, Ларочка?

— Где она?  — голос, поначалу звучащий тихо, набирал мощь. – Или ты только на даче с ней развлекаешься?

Ничего не понимающий Михаил Иванович вскочил с постели:

— Да о чем ты, не пойму.

— Вот, — ткнула она в лицо мужу своим телефоном, на экране была все та же фотография с придуманным забором. – Видишь, тень женская.

Михаил Иванович увеличил снимок, действительно, в самом углу угадывалась тень от женской фигуры. Самое страшное, что теней от одежды не наблюдалось. Мужчина не выдержал, упал на кровать и начал хохотать. Лариса Николаевна растеряно смотрела на мужа, а тот все никак не мог успокоиться, заходился в смехе, приговаривая:

— Ай да Толька, ай да фотошоп.

Он рассказал жене все: о собственной глупости, о Лехе и его шевроле, фотошопе забора. Вопреки ожиданиям, жена ругаться не стала, она просто позвонила Лехе, и вечером он вернул долг. А в ближайшие выходные они отдыхали на своем участке, огороженном новеньким блестящим забором.

Елена Гвозденко
Елена ГвозденкоСпециально для Журнала Calend.ru