Счастье вопреки

25 января

При первых звуках марша Мендельсона свадебный букет в руках предательски задрожал. Алиса почувствовала тепло ладони Германа на своем плече и подняла голову, сегодня – самый счастливый день в ее жизни, сегодня не место слезам, пусть это даже слезы радости.

Алиса, как и все девочки, мечтала о свадьбе с раннего детства, представляла себя сказочно красивой в пышном белом платье и обязательно длинной фате, тянущейся шлейфом. Но на ее свадьбе платье не было таким пышным, а вместо фаты всего лишь цветок в волосах. Какой может быть шлейф, если невеста в инвалидном кресле?

Всю церемонию Герман держал ее ладонь, отпустил лишь в миг, когда одевал кольцо на ее палец. Из загса он нес ее на руках, и у Алисы слегка кружилась голова, казалось, что вместе с ней кружится и весь мир, пьянея от счастья.

Предложение

Фото: Depositphotos

25 января 1858 года марш Мендельсона
впервые прозвучал на свадьбе

Три года назад

Алиса и представить не могла, что предсвадебные хлопоты занимают столько времени, а ведь работу никто не отменял, шеф уже и без того косится, когда девушка куда-то уезжает в разгар рабочего дня. И деловыми встречами прикрыть не удавалось, невозможно столько обманывать, и если бы не ее репутация самого лучшего продажника, с работой пришлось распрощаться.

— Все приходится делать самой, Мишка этим заниматься не хочет, — жаловалась Алиса подруге Нике.

— А чему ты удивляешься, мужчины всегда убегают от проблем.

В тот день она спешила на встречу с организатором свадеб, но город стоял в пробках. Алиса опаздывала и решила сократить путь, проехав через дворы. Она слишком поздно заметила ниссан, выезжающий из переулка…

Белое пятно, весь мир превратился в белое колючее пятно, смотреть на него было больно. Алиса мечтала, что когда-нибудь это пятно растворится вместе с болью, которая не отпускала ни на миг. Но пятно превращалось в туман, а боль оставалась, немного стихала днями, чтобы вернуться бессонными ночами.

Она не сразу поняла, что говорит ей плачущая мама, почему у доктора такое озабоченное лицо, почему она не сможет ходить, да обслуживать себя вряд ли сможет? Зачем тогда проступающий сквозь туманный морок свет за окном и пение по-весеннему громких птиц?

Она провела в больнице почти полгода, и вернулась в дом родителей, Алиса больше не могла жить одна. Михаил исчез вместе с надеждой на жизнь, оставалась лишь стена в ее детской комнате, оклеенная розовыми обоями. Постепенно она привыкала к жизни в мире, суженном до этой самой, детской комнаты. Ей ничего не хотелось, хотелось просто уснуть и не проснуться, но родители постоянно приводили каких-то новых врачей, массажистов, народных целителей. Алиса послушно пила отвары, делала зарядку, превозмогая боль. А еще в ее жизни была Ника, та самая, с которой когда-то обсуждали мужчин. В один из дней подруга протянула Алисе планшет со словами:

— Только не убивай сразу, я зарегистрировала тебя на сайте знакомств, вот, посмотри, это – Герман. Ты ему очень понравилась.

— Издеваешься, кому может нравиться калека?

— Просто напиши ему, он ждет.

И Алиса написала, не скрывая свое отношения к молодым мужчинам, которых привлекают девушки в инвалидных креслах. Он сразу же ответил, так завязалась переписка, ставшая новым смыслом ее рассыпавшейся жизни.

Алиса долго не соглашалась встретиться, она боялась, что увидев ее, Герман исчезнет, так же, как когда-то исчез Михаил. А вместе с ним исчезнет призрачный смысл, благодаря которому она теперь много занималась, и уже самостоятельно стояла, держась за поручни. Он приехал сам, просто узнал адрес у Ники. А через неделю сделал Алисе предложение, и она ответила согласием.

— А ведь я ошибалась, — сказала Алисе подруга за свадебным столом, — убегает от проблем лишь тот, кто так и не стал мужчиной.

Елена Гвозденко
Елена ГвозденкоСпециально для Журнала Calend.ru