Первый Сочельник

6 января

Вера Михайловна проспала, хотела встать еще затемно, зимние ночи долгие, а проснулась, когда за мутноватым окном забрезжил лиловый рассвет. Пока умывалась, ставила тесто, все поглядывала за окно, удивляясь яркости красок морозного утра. А что в городе еще оставалось, разве клочок неба и серо-белые пятна накануне выпавшего снега далеко внизу.

Тесто

Фото: pixabay.com

6 января — Рождественский сочельник 

Вера Михайловна делала начинку, поглядывая на часы, пора будить Виктора, у него прием таблеток строго по расписанию. Она приготовила кашу для мужа, сама сегодня до вечера есть не будет – Сочельник. В этот день она всегда вспоминала единственный Сочельник детства, родители религиозные праздники считали пережитком.

В тот год ей было шесть лет, ее отправили в деревню к бабушке, причину память не сохранила, что-то случилось с детским садом, в который она ходила. Она до сих пор помнит, что плакала всю дорогу, пока мама везла ее на поезде, у бабушки она бывала только летом, но тогда мама была рядом. Признаться, она немного побаивалась строгую бабу Катю, ее тяжелый взгляд из-под низко повязанного платка, боялась грубых темных ладоней. На станции мама искала попутку до деревни, автобус зимой в деревню ходил не каждый день, потом они ехали в неудобном УАЗике, и Веру тошнило.

Бабушка встречала их у калитки, Вера помнит ее забеленный пушистым снегом платок и старенькие валенки. Следующее ее воспоминание – утро после отъезда мамы, она проснулась от странного звука, что-то потрескивало и стучало. Девочка потянулась и откинула одеяло, в доме было жарко. Бабушка месила тесто в огромной кадке.

— Проснулась? Сейчас творожка со сметанкой положу, иди пока, умойся.

От воды перехватило дыхание, девочке казалось, что она превращается в Снежную королеву.

— Холодная, — пожаловалась она бабушке, усаживаясь на высокий табурет.

— Колодезная, — улыбнулась в ответ та, пододвигая миску с творогом. – Ешь, а я пока тестом займусь, сегодня Сочельник, надо пироги испечь.

— А что такое Сочельник?

— Тихий день перед Рождеством, когда все готовится к рождению Спасителя.

— А спаситель – солдат?

— Глупенькая, это Бог.

— А нам говорили, что Бога нет, а молятся только глупые.

Бабушка лишь улыбнулась:

— Не всему, что говорят верить надо, подрастешь, поймешь, что такая красота только от Божьего промысла зародиться могла. Ну да ладно, маленькая ты еще.

— Какая красота, бабушка? А я не маленькая, я осенью в школу иду.

После завтрака они вышли гулять, бабушка долго рылась в сарае, наконец, на свет были извлечены старые саночки.

— Мамы твоей, пойдем, покажу, где горка.

Вера каталась до обеда, впервые она гуляла одна, и ощущение взрослости не покидало ее. После обеда она уснула, едва коснувшись подушки, а проснулась, когда было темно.

Вставай, ужинать будем, теперь и я с тобой поем. Бабушка достала из печки сладкую кашу.

Вера Михайловна совсем недавно узнала, что такую кашу называют сочиво. Женщина смотрела на золотые разливы солнца на льдисто-голубом небе и вспоминала, как соседские ребятишки приходили колядовать, как утянули ее с собой, и бабушка снова ждала у калитки, как наутро ходили в гости, и ее угощали пирогами и киселем.

«Гости, вечером придут дети, — словно очнулась женщина, отрываясь от красоты зимнего неба, — права была бабушка – такая красота могла родиться только от Божьего промысла».

Елена Гвозденко
Елена ГвозденкоСпециально для Журнала Calend.ru