Заика

22 октября

Мишку заманили в школьный двор обманом. Сосед по парте Ярик обещал показать тайный ход за спортивной площадкой. Но там был только лаз в заборе, а за ним вереница гаражей, где мальчишек поджидали ребята постарше. Они обступили Мишку, Ярик сразу же куда-то делся.

Фото: pixabay.com

— А вот и речистый подошел, — к Мишке двинулся долговязый мальчишка. Мишка пытался вспомнить, как того зовут, пятиклассника боялись все ученики начальной школы.

— Золотой, — вспомнил второклассник прозвище рыжего пятиклассника, — что тебе от меня надо?

Фраза прозвучала гладко, Мишка даже сам удивился.

— Гляди-ка, а говорить умеет. Ну тогда скажи: «Я твой раб, Золотой».

— Не-не-не…бу-бу-бу…

Мишка не договорил,  кто-то схватил его за воротник и резко дернул вверх, куртка больно обхватила шею. Мальчишка хотел было крикнуть, но на крик не хватило дыхания. В глазах потемнело. И когда он уже закрыл глаза, тот, кто его держал, дернул сильнее, второклассник выскользнул из куртки.

«Бежать, бежать, как можно быстрее», — билось в голове. И он бежал, падал, вскакивал и опять бежал. Его уже не преследовали, но он все бежал, пока не оказался у двери своей квартиры. Мальчишка остановился, чтобы перевести дух. Как идти домой без куртки, мать ругаться будет? Дверь открылась, и на пороге показался дядя Саша.

— Ты что здесь делаешь, где куртка?

— Отняли, — мальчишка заплакал.

— Светка, слышишь, недотепа твой явился без куртки, — крикнул дядя Саша в темноту квартиры. За его спиной сразу же появилась мать.

— Гляди-ка, раздетый явился. А ну марш в квартиру, дома поговорим, соседи, поди, уши греют.

Анна Васильевна не находила себе места, второй час из квартиры соседей раздавались крики и детский плач.

— Что же они с ребенком делают-то? – спрашивала у стен, у рыжего кота Васьки, вздрагивающего от слишком громкого крика. Наконец, женщина решилась и набрала номер, записанный на обложке книжки.

Сотрудники органов опеки приехали через полтора часа. А потом были полицейские, Анна Васильевна следила за ними в глазок, в подъезд выходить не решалась. Наконец, вывели заплаканного Мишу, и повели вниз. Одна из работниц опеки позвонила в квартиру к Анне Васильевне, пришлось открыть. Соседка честно рассказала, что мальчик живет вдвоем с пьющей матерью, но периодически в квартире селятся, так называемые, отчимы. Ребенок ходит в школу, но успевает плохо, она пыталась с ним заниматься, но Миша сильно заикается, очень стесняется этого, говорит мало. К специалистам его не водили, хоть она и говорила Светлане.

Вероника Максимовна  заполняла личное дело нового пациента. Случай, действительно, запущенный, к девяти годам заикание серьезно влияет на личность, много работы предстоит психологу. Но мальчик способный, искренний, просто закрытый, немудрено, учитывая, сколько пришлось пережить ребенку, и без дополнительных обследований было понятно, что основная причина заикания – социальная.  Сколько таких детей прошло через нее – не сосчитать. Не всех удавалось избавить от ломающей жизнь проблемы. Первый этап – самый трудный, надо научить ребенка расслабляться, доверять, без этого невозможно ни дыханию правильному научить, ни изменить мелодию речи.

Вероника Максимовна вздохнула и вызвала в свой кабинет Мишу.


Календарный повод для статьи — 22 октября отмечается Международный день заикающихся людей

Елена Гвозденко
Елена ГвозденкоСпециально для Журнала Calend.ru