Ужас Евпраксиных бань

9 января

Эта история могла случиться только во время Святок на бескрайних просторах России.

Вьюга гуляла, казалось, машина продвигается по меловой пещере — никаких знаков, никаких ориентиров, Артем понял, что потерял дорогу. Навигатор еще какое-то время обещал два километра до конца поездки, а потом пристыженно замолчал. Если верить электронному болтуну, то он вполне может добраться пешком. Артем вышел, посмотрел вокруг – совершенно непонятно сбился или нет – дайвинг в молочной реке. Он решил возвращаться, вроде бы достаточно места для маневра.

Места оказалось недостаточно, автомобиль въехал в сугроб и никак не желал возвращаться. Пришлось идти пешком.

Ехать в такую погоду было совершенным безумием, но в городе шел чахлый снег, тут же съедаемый голодным асфальтом. Артем уже и забыл, что бывает так снежно, так бесконечно и так жутко. Заброшенный пансионат должен находиться всего в каких-то двенадцати километрах от трассы, и предлагали его по хорошей цене. На фотографиях все выглядело вполне прилично – двадцать три домика, вполне сохранных, административное здание, постройки, лес, волшебное озеро, пруды, уцелевшие коммуникации. Но главное – бани, именно ими так славился пансионат, который так и назывался «Евпраксины бани». Картинки Артему понравились, поэтому он и отправился в самый разгар праздников посмотреть все собственными глазами. Продавец предупреждал, что в пансионате постоянно проживает старик – сторож. Иногда из деревни приходят рабочие, но в праздничные дни там будет только дед Захар. С ним тяжело связаться, он не всегда берет трубку, но обязанности свои знает.

Удивительный дед, девятый десяток разменял, а такой бодрый. А главное, вроде талисмана, пока он там – никто даже не решается на воровство.

— Это как же, один пожилой человек на такой объект?

Вместо ответа покупатель только улыбнулся.

Лес выскочил перед Артемом, словно кто-то сдернул колышущийся белый занавес.

Вот и просека, дорожка к пансионату, значит, он все же сбился. Вышел к «Евпраксиным баням» в сумерках, и сразу понял, где искать старого Захара – свет горел только в административном здании.

Шел по гулкому коридору и удивлялся безрассудству – дверь не закрыта, все доступно, никаких камер, во всяком случае, он не заметил.

Сторож сидел в дальней комнате, читал книжку и даже не удивился гостю.

Артем постоял на пороге, огляделся, а потом протянул:

— Добрый вечер. Меня зовут Артем Валерьевич, я хочу приобрести пансионат. Вы – Захар… — Артем взял паузу, ожидая, что тот представиться, но старик молчал, лишь смотрел какими-то водянистыми глазами.

«Какой-то леший из сказки – заросший, угрюмый», — подумал бизнесмен, а вслух добавил:

— Покажите мне ваше хозяйство.

— Что ж, показать можно, почему не показать, — неожиданно бодро подскочил старичок, полез куда-то за дверь, где была оборудована вешалка, и уже через минуту вел гостя к домикам.

Постройки добротные — утепленные, с печками, можно и зимой принимать постояльцев.  Старик молча ходил от домика к домику, открывая двери.

- А бани, я хотел бы посмотреть бани.

— Бани, — неожиданно засмеялся Захар. – А что, можно и баньки, оно после дороги – самое то.

«Ненормальный какой-то, зачем его только держат?» — думал Артем, пробираясь по тропкам между деревьев. Лес уступил пансионату, расступился, но деревья все равно росли довольно густо.

— А почему Евпраксины? – спросил только, чтобы прервать молчание.

- Так в честь Евпраксии, внучки Владимира Мономаха. Очень она бани жаловала, лечила ими. Еще в 12 веке написала книгу «Мази» — лечебник, в нем баням было самое почетное место отведено.

Бани были разбросаны по берегу озера.

— Красиво.

— Это чтобы из парной сразу в купальню или сугроб. Тут у нас обыкновенные, деревенские баньки, а вон там, - старик махнул на противоположный берег, — там заветная, черная.

— Это где топят по-черному? — не поверил Артем.

— Да, банька – всем банькам банька. Только мастеров, чтобы знали, как топить, мало осталось. Самый целебный дух у нее. Есть и еще одна заветная — банька с печкой.

— А остальные без печек что ли?

— Эта особая, в печке. Натопят ее, а потом в самую печку человек лезет и там себя вениками парит.

— Жуть какая…

— Любая хворь выходит. Проверить не желаете?

— Нет, не теперь. Открой мне баньку, посмотрю внутри.

Артем заметил, что на лице старика отразилась борьба, он даже пытался уйти, но губы растянулись в какой-то гротескной улыбке, спина согнулась еще сильнее, и дед вставил ключ в замок:

— Извольте.

Артем переступил порог, и дверь за ним тут же захлопнулась.

— Что за… Откройте, откройте немедленно!

Он слышал, как старик потоптался на крыльце, а потом снег заскрипел все тише и тише – он уходил. Артем пытался выбить дверь, но та даже не шелохнулась. Нащупал выключатель, щелкнул, но свет не зажегся, зато на подоконнике в предбаннике заметил свечку и коробок спичек.

Неровный свет прыгал по бревенчатым стенам, высвечивая полки, березовые и дубовые веники, лавку в углу и небольшой столик. Он шагнул в парную.

Артем не понял, как оказался на полу, ему показалось, что попал в какой-то жалящий рой, в тело вгрызались какие-то темные сгустки. Артем выронил свечку, к счастью, она потухла, но в темноте он никак не мог рассмотреть нападавших. Попытался встать, стряхнув неизвестных монстров, но те снова кинулись в атаку. Впрочем, времени хватило, чтобы дотянуться до свечи и чиркнуть спичкой. Оглянулся и тут же застыл от ужаса. Их было всего шесть, шесть мелких, заросших существ, облепивших его тело.  Длинными кривыми ногтями они рвали его плоть.

— Пошли вон! — Вскочил, брезгливо сбрасывая монстров, их шерсть была пыльной и жесткой. Они вновь прыгали на руки, грудь, цеплялись за ткань брюк, нанося новые раны. Артем чувствовал, что слабел, он с трудом пробрался в предбанник, выбил маленькое оконце. Конечно, выбраться через него невозможно, но от свежего морозного воздуха стало легче. Сорвал с себя чавкающего вампира и выбросил в снег. Тому не понравилось, с каким-то визгом он скатился в сугроб, а через несколько минут прыгнул прямо на лицо.

Мужчина очнулся от того, что кто-то снегом растирал его лицо. Открыл глаза, и черное небо в прорехах звезд обрушилось.

— Вставайте, вставайте, — фигура в темном пуховике схватила за плечи и потянула куда-то. Заколыхалось небо, а звезды устроили самую настоящую чехарду. Артем дернулся, обхватил колени руками, ладони тут же намокли. Ему удалось приподняться.

— Ну вот и славно, вот и хорошо, нам надо уходить, пока он не вернулся.

— Он?

— Захар. Он скоро придет, тогда не убежим.

— Ничего не понимаю.

— Позже, все позже. Обопритесь на меня.

Пока добирались до деревни, Артем узнал, что его спасителя зовут Шурик. Он так и представился – Шурик, а не Александр или Саша. Шурик и рассказал, что Захар старший над анчутками – банными бесами, именно они напали на «городского» в бане.

— Захар этот пришлый, не из деревни. Появился лет десять назад, устроился в пансионат кочегаром, с тех пор приезжие пропадать стали. Совсем, без следа.

— Это что же, анчутки съедали?

— Получается так. А потом был скандал, пропал какой-то важный начальник. Пансионат закрыли, а Захар остался, его хозяин знаешь, как боится?

Дома Шурик перевязал раны, налил в стакан мутной жидкости и поставил перед Артемом:

— Пей.

Артем выпил залпом и почти сразу провалился в тревожный сон. Проснулся, когда солнце клонилось к закату.  Шурик был во дворе, стоял и смотрел на машину Артема.

— Как? Кто пригнал?

— Мы с мужиками, хорошая тачка.

— А знаешь что, у тебя права есть?

— Есть.

— Тогда давай, собирайся. Доедем до города – подарю.

— Да ты что… Не надо, такой подарок.

— Собирайся. Ты жизнь мне спас. А кстати, откуда ты узнал, что я в бане?

-  Василий Алексеевич позвонил, хозяин бань. Просил проверить, мало ли…

— А я ведь купить их хотел. Ну да шут с ними, главное, что живы все.

— Только того, ты в городе-то про нас не рассказывай.

— Не буду.

Они добрались до города уже за полночь, но мегаполис купался в огнях, забыв о тьме.

Елена ГвозденкоСпециально для Журнала Calend.ru