Стихотерапия

20 марта

Снова я на перроне, снова я провожаю,

Снова в милых глазах сожаленье напрасно ищу,

Но, увы, в них мерцают огни незнакомого края,

И из губ подаянье: «Доберусь — сообщу».

Фото: depositphotos

Кира знала, что это плохо, неправильно, что чужое несчастье счастьем быть не должно. Знала и корила себя, наказывала этими невозможными минутами на перроне, когда в его глазах  уже светился другой мир, мир его семьи, мир, из которого он сбегал всего на несколько дней, убедиться в его нерушимости. В надежде увидеть хоть искорку сожаления, Кира вглядывалась в любимое лицо, но он был последователен — лишал ее слабой надежды на оправдание.

Кира познакомилась с Кириллом год назад, когда тот впервые приехал в служебную командировку, фирма тестя открывала филиал в городе. Познакомились в кафе, где девушка перекусывала в обеденные перерывы. Попросил сесть за ее столик, она равнодушно пожала плечами. В тот раз она сразу ушла, но на следующий день он опять оказался в кафе, опять сидел за ее столом.

А потом она уехала с редакционным заданием на пару дней, а когда вернулась, на ее рабочем столе стоял роскошный букет цветов. Он как-то нашел ее в большом городе, нашел, зная только имя.

«Кир – Кир», — смеялись они, просыпаясь в гостиничном номере. «Кир-Кир», — пробуждали магический мир, в котором счастье стало воздухом.

Филиал открыли, и Кирилл приезжал каждый месяц, проводя в городе неделю. Кире стало казаться, что счастье – величина постоянная. Три недели на работу и прочие дела и неделя счастья. Она жила этой неделей, многого не замечая. Не замечая, как он вздрагивает от каждого звонка, не замечая его настойчивости в выборе духов, в цвете и длине волос. Прозрела она перед новым годом, когда просила приехать хотя бы на день во время длинных каникул. Прозрела от фразы, прозвучавшей пощечиной: «Предлагаешь разрушить семью? Ради флирта отказаться от достатка, к которому привык?"

«Флирт», — перекатывала пустым шаром это слово в своей голове. Шар разрастался, вытесняя чувства, желания. Новогодние каникулы она провела дома, вспоминая, заново проживая каждый час, проведенный с Кириллом. Вот она делится с ним мечтою о ребенке, он лишь отворачивается. С ее платья слетают блески, он пугается, силой заталкивает в душ и заставляет надеть гостиничный халат. Вспоминает вечерний вокзал, шумный перрон и его отстраненность.

Она завалила редакционное задание, ее статья не была опубликована – впервые!

Кира, - в голосе главреда, вызвавшего ее в свой кабинет, звучало участие, — что у тебя случилось. Ты заболела?

— Нет, у меня все нормально. – Она очень старалась, чтобы это прозвучало уверенно.

- Может быть что-то с близкими?

— Нет, все хорошо.

— В таком случае, вот тебе телефон – шеф протянул визитку, - в семнадцать часов ты пойдешь на прием к психологу, я договорился.

— Мне не нужен психолог.

— А мне не нужна журналистка, разучившаяся писать, выбирай: или консультация, или увольнение.

Кира впервые была у психолога,  немного нервничала, ей не хотелось делиться с кем-то своим грехом, теперь она понимала, что ее связь с Кириллом была именно грехом, никакая любовь не оправдывала вторжение в чужую семью. Но в кабинете почему-то сразу успокоилась. Ольга Николаевна оказалась крупной женщиной средних лет. Кира с интересом наблюдала за мягкими движениями ее рук, за открытой, какой-то детской мимикой на круглом лице.

«Неужели такие психологи бывают, какая уж тут хитрость», — думала девушка, разглядывая подвижные бровки-домики.

Но через полчаса она рассказывала о Кирилле, ничего не скрывая, выталкивая из себя полые шары раскаяния.

— Кира, а вы стихи пишете?почему-то спросила Ольга Николаевна.

— Писала в детстве, а что?

— Могли бы сейчас попробовать?  Вот, возьмите литок и ручку, а я выйду ненадолго. Попробуйте, если не получится – ничего страшного.

Какое-то время Кира в недоумении смотрела на белый лист, а потом схватила ручку.

Когда усталая метель

Падет на стылые дороги,

И ледяная карусель

Уцепит диким псом за ноги,

И мир вокруг сотрется в миг,

Раскрошится туманным сором,

Гася не вырвавшийся крик

Безмолвенным небес укором.

Ольга Николаевна вернулась, и Кира протянула ей листок.

— Да у вас талант. Мне кажется, что этот метод должен вам помочь. Есть такое направление в психотерапии – стихотерапия. Стихи – один из самых легких способов общения с подсознанием. Попробуйте выплеснуть все, что хочется, освободите себя, разговаривайте с собой, учитесь принимать. Милосердие к себе – первый шаг избавления от вины, которая держит вас сильнее этой страсти. Все призывают к любви, я прошу вас быть милосердной.

Через неделю Кира получила сообщение от Кирилла: «Буду завтра». Ответила не сразу, ей просто была необходима пауза для рождения новых строчек:

Как долго мир мой был тобой,

Твой выдох был моим дыханьем.

Надежды, веру и любовь

Сама сковала ожиданьем.

Мне душно стало взаперти

Прощай, любимый, и прости…

Отправив сообщение, она занесла его номер в черный список.


Ежегодно 21 марта отмечается Международный день поэзии
Постер дня
Автор рассказа - Елена Гвозденко
Елена Гвозденко
Елена ГвозденкоСпециально для Журнала Calend.ru