Самые дорогие подарки

26 декабря

Плач дочки Лариса услышала, когда протягивала заполненную квитанцию в окошко кассы. Она рванулась в зал, где оставила пятилетнюю Вику.

Девушка, куда, платить будете? – неслось в спину.

Вика стояла у столика, где она оставила малышку на несколько минут, Лариса бы взяла ее с собой в кассу, но дочка устала и просила посидеть. Рядом сидела дородная женщина лет пятидесяти и улыбалась.

- Что случилось? – спросила Лариса дочку.

Тетя говорит, что Деда Мороза нет, Снегурочки нет, — девочка опять зашлась в плаче.

Дочка, тетя просто шутит.

Ничего я не шучу, нечего детям головы дурить. Мой внук тоже письма все пишет, а где ему подарки брать, в магазинах ничего нет, а на рынке не укупишься.

- Зачем вы так, разве это ваша забота? – Лариса понимала, что женщину не переубедить, да она и не хотела слушать «взрослые» доводы, куда важнее было увести дочку. Наспех одев на нее курточку и шапку, они, наконец, вышли на воздух. Девочка еще всхлипывала.

Дед Мороз и девочка

Фото: pixabay.com

26 декабря — День подарков
Постер дня

«Лишь бы приступа не случилось», — думала Лариса, с беспокойством поглядывая на Вику, с тех пор, как у ребенка диагностировали астму, женщина жила в постоянном страхе.

Мамочка, Дед Мороз не принесет мне куклу?

Обязательно принесет, — уверенно ответила Лариса. Она уже сделала заказ на такую куклу и даже отдала за нее деньги, игрушку должны были привезти за неделю до праздника.

А тетя говорит…, — опять захлюпала малышка.

Послушай меня, — Лариса села на корточки, чтобы посмотреть дочке в глаза, – знаешь ли ты, что из вредных детей вырастают вредные взрослые, вредность – штука такая, никуда из человека не исчезает, если он сам не захочет ее выгнать. Тетя из таких взрослых вредин, а к врединам Дед Мороз никогда не приходит, не дарит им подарки. И она просто завидует, ну как…

Баба Яга? – девочка улыбнулась.

- Ну вроде.

Куклу привезли в срок, хозяйка палатки, в которой торговали игрушками, достала откуда-то из-под прилавка роскошную коробку с куклой, удивительно напоминающей настоящего малыша.

Она плачет, если выпадает соска, глазки открываются, а еще она говорит: «Мама».

Ой, спасибо…

Только она дороже.

Ларисе пришлось отдать деньги, которые она откладывала на праздничный стол. «Выкручусь, в конце концов, мне обещали заплатить за октябрь», — думала молодая женщина, прижимая к себе куклу. В библиотеке, где она работала, зарплату задерживали, впрочем, как и везде, вовремя получали только пенсию, поэтому они часто занимали у матери Олега. Олег не мог смириться с тем, что не может обеспечить семью. Часто заговаривал о вахте в столице, но Лариса была против.

Это не будет длиться вечно, а ты – хороший специалист.

А толку-то, завод не сегодня, завтра закроют. Вика растет, ее лечить надо.

Справляемся же пока, огород свой, фрукты. Куда ты поедешь, ты никуда из города не уезжал.

Лариса понимала, что просто боится остаться без мужа, без его поддержки.

Хорошо, смотрим до весны, если ничего не измениться, уеду, Ларка, мы иначе не вытащим семью, за квартиру заплатить не можем.

Тридцать первого декабря Лариса готовила праздничный стол. Всю неделю переписывала экономные рецепты, выменяла у соседки домашние яйца на свой любимый шарф, курицу подарила свекровь, ей даже удалось достать сливочное масло и банку сгущенки – «ходоки» принесли на работу прямо перед праздником. К ним постоянно что-то приносили, но Лариса даже не смотрела, зачем расстраиваться, если денег нет.

Вика крутилась на кухне, смотрела, как мама раскатывает коржи для торта,  разделывает пирожки.

Мы угостим Деда Мороза?

Конечно, но у дедушки мало времени, он же должен подарить подарки всем хорошим детям.

Вика никак не хотела ложиться, даже выслушав особую, новогоднюю сказку, не засыпала.

Мама, я подожду Деда Мороза, он же скоро придет?

Ну и что делать будем, она намерена совсем не спать, пока не увидит, — обреченно вздохнула Лариса, выходя на кухню. Они с мужем планировали немного посидеть за праздничным столом, а потом просто выспаться, последние дни выдались тяжелыми.

Слушай, а где твой длинный халат?

Вишневый халат подарила Ларисе свекровь, молодая женщина сразу же убрала его подальше, на полку. Вся эта «роскошь» скорее раздражала, чем радовала. Но вот теперь он может пригодиться.

А бороду из чего делать будем?

— Пряжа белая, не в клубках, а моток, ты брала носки вязать.

Дед Мороз, конечно, вышел малоубедительным — одна надежда на тусклое уличное освещение. Зато валенки были самые настоящие, и шапка получилась знатная, на вязаную наскоро пришили песцовый воротник.

- Мешок, нужен мешок!

Из-под сахара подойдет?

— Неси куклу и жди с пирожками под дверью детской. Я в окошко постучу, не заходить же в дом, сразу рассекретит.

— Посох, мы забыли посох!

Посохом послужила трубка от пылесоса.

Мамочка, иди скорее, Дедушка Мороз! – закричала Вика, подбежав к окну.

Здесь живет хорошая девочка Вика? – спросил басом Олег.

- Здесь, здесь. Приходи в гости, у нас пирожки!

Не могу, мне других ребятишек поздравить надо. Вот, держи подарок, — Мороз протянул коробку с куклой в форточку.

— А вот тебе пирожки, дедушка, — протянула Лариса пакет с выпечкой.

- До свидания, девочка Вика, слушайся маму и папу! – Олег поспешил прочь.

А папа, где папа, он же не видел дедушку.

Он вышел на улицу, чтобы его встретить, Дед Мороз мог заблудиться.

— Как это не видел, я проводил его к Димке Стрельникову, без меня бы он обязательно заблудился.

— А мне он подарил куклу, — счастливо улыбалась Вика.

Теперь спать?

А можно я достану куклу, и мы будем спать вместе?

— Конечно, милая.

— Я хочу пригласить самую лучшую маму на свете на танец, — сказал Олег, когда они вернулись на кухню. – У тебя есть просьба к Деду Морозу?

Есть, - ответила Лариса, прижимаясь к мужу, — хочу, чтобы самый лучший муж на свете остался с нами.

Тогда представь меня в своем халате, — рассмеялся Олег, — Овсянников, мой одноклассник, СТО открывает, зовет меня на работу. Обещает платить больше и в срок.

Елена Гвозденко
Елена ГвозденкоСпециально для Журнала Calend.ru