Русский хоррор

11 января

По преданию, на второй день Рождества по земле начинает хождение святочная нечисть, которая исчезает лишь  в день Крещения после обедни. В святочной мифологии указывали на особую опасность этого времени. К такой  нечисти относят Святочниц. Это страшные существа женского пола, их тело покрыто густой шерстью, а длинные желтые когти – главное оружие. Встретить их можно в заброшенных домах и банях. Мало кому удавалось уцелеть после встречи с ними в глухой зимней ночи.  Но предки знали секретный способ уберечься от этих монстров.

Святочный квест

Рекламное предложение заинтересовало Анастасию, это могло стать хорошей альтернативой запрещенным корпоративам. Компания «Грань» предлагала святочный квест, включающий самые точные гадания и незабываемый русский хоррор. Квест проходил только с восьмого по восемнадцатое января, поэтому заранее просили бронировать билеты.

Девчата, кто со мной? Тут скидка от пяти участников, — спросила Настя коллег из бухгалтерии.

А почему пять? – поинтересовалась Геля.

Не знаю, вроде бы пять человек играют одновременно.

Странная игра, — откликнулась Полина. – Почему только десять дней?

Что вы раздумываете, девчонки, раз уж в этом году такой праздник выдался, хоть развлечетесь, – оторвалась от монитора главный бухгалтер Алла Константиновна. – Эх, мне бы лет двадцать скинуть, я бы обязательно пошла, тем более и гадание…

Так пойдемте!

Куда уж мне. А вы, девочки сходите! Катя, Лена, Марина, Таня! – обратилась она к молодым коллегам. Но девушки лишь отрицательно качали головами.

Ну и сидите дома, салаты доедайте. Эх, гулять — так гулять! Давай, Настя, заказывай, вдвоем пойдем, — решилась Полина.

Фото: depositphotos, автор agnormark.gmail.com

Квест-рум находился на окраине города, в полузаброшенном здании, одиноко стоящем на пустыре, расчищенном под строительство. Во тьме январского вечера пустырь был похож на снежное поле в обрамлении леса многоэтажек вдали.

Жутковато, — струсила Настя, - может, вернемся?

Эх ты, это же страшилка, а что ты хотела – иллюминацию и клоунов? Пойдем, — толкнула Полина тяжелую дверь.

Вот это да, — воскликнула Настя, оказавшись в небольшом холле, — вот это стилизация!

Да, классно сделали, как в избе вход назывался? Сени, вспомнила.

Ага, сени. Смотри, сундуки какие-то, мешки, стены бревенчатые. Как они это сделали, здание-то каменное, похоже на заброшенный цех?

Идем, время-то оплачено, — Полина потянула подругу.

— Ну и что избу студите? – Раздалось откуда-то из темного угла. – Затворяйте дверь, чай студено, не натопишься.

Девушки топтались у порога, с удивлением рассматривая комнату: огромная топящаяся печь, лавки, деревянный стол, полки с посудой, пол, устланный соломой.

Стряхивайте снег-то, да и полушубки скидывайте, вон туда бросьте, на лавку, — пожилая женщина в национальном крестьянском костюме, наконец, выбралась из закутка и подошла к ним. – Хороши девоньки.

Подруги сняли куртки и прошли к столу.

Некогда рассиживаться, — ворчливо заметила хозяйка. – Пойдем, — потянула она Полину, а Насте кивнула, — а ты здесь жди.

Полина пожала плечами, улыбнулась и ушла за старухой в комнату, дверь в которую была прикрыта яркой занавеской.

Через минуту бабка вернулась и посмотрела на Настю.

Небольшой темный коридор был уставлен какими-то ящиками, мешками, Настя напряженно смотрела под ноги и не заметила, как оказалась в тесной каморке.  Небольшой столик у маленького темного окошка да шаткая лавочка – вот и все убранство. На столике, впрочем, стояли огромное зеркало в тяжелой резной раме и подсвечник с горящей свечой.

Вот твое место, садись и смотри.

Старуха исчезла так скоро, что девушке показалось, будто она растворилась в колышущейся мгле. «Интересно, а Полина тоже сидит у зеркала?» — подумала Настя, садясь на лавку.

Девушка смотрела на свое отражение, казавшееся ей очень бледным на темном фоне. Смотрела и думала, что, вероятно, их просто обманули. Вот посидит она здесь оплаченный час, а потом старуха скажет, что это и было предсказание, год без значимых событий. Стало душно, и Настя подошла к окошку. За окном мело, и это было странно, еще полчаса назад было ясно и морозно. Она вернулась к столу, и в тот же миг в темном коридоре стекла появилась странная фигура. Сначала девушка подумала, что приближается кто-то, одетый в старую, свалявшуюся шубу, но позже поняла, что это не шуба. Существо, смотревшее на нее из зеркала, было покрыто клочками шерсти. Глаза, словно налитые белесой мутью, неотрывно смотрели на Настю. Чудовище тянуло к ней вполне человеческие руки с длинными кривыми желтыми ногтями и рычало. Девушка обернулась, ожидая увидеть за спиной аниматора, но комната была пуста. Поверхность зеркала пошла быстрой рябью, и желтые когти прорвали стекло.

Мама! - кричала Настя, стуча в запертую дверь. – Откройте, хватит, это не смешно.

Но никто не отзывался. Девушка метнулась к окну, стараясь не смотреть на жуткое зеркало, окно не открывалось. Из зеркала торчала лохматая рука и часть огромной ступни.  Настя схватила за деревянную раму и бросила зеркало оземь. Последнее, что успела заметить девушка, падая рядом, исчезающие стены.

В спину врезались ледяные иглы. Почему она лежит на снегу, что вообще происходит? Девушка с трудом поднялась. Место, в котором она оказалась, было совсем не похоже на городскую окраину: заснеженное поле и темный лес вдали. Почему она раздета, где ее пуховичок? Ах да, остался у старухи. И куда теперь, она же замерзнет? За спиной заскрипел снег. Полина!

Настя, что вообще происходит, мы где? Я замерзла.

Ты тоже разбила зеркало?

Да, оттуда какой- то снежный человек вылезал, — Полина неожиданно замолчала. Она испуганно смотрела куда-то за Настину спину. Настя обернулась. Пересекая поле, к ним мчались лохматые чудовища.

Святочница. Рис: источник

Одно, два… пять… Их очень много, — шептала Полина побелевшими губами.

Бежим, — первой пришла в себя Настя и потащила подругу к лесу. Коллега еле успевала за ней:

Кто это, Настя, что вообще происходит, это не игра?

Похоже, это Святочницы, читала где-то. Нечисть, которая гуляет на Святки. Ловят прохожих и…

Что и?

Бежим, иначе догонят. Видела их когти?

Дистанция сокращалась.

Настенька, не могу больше. Пусть уж здесь нападают, какая разница где — ни одного дома не видно, не укрыться.

Бежим. Слушай, что у тебя из украшений?

С ума сошла?

Что сейчас на тебе?

— Серьги, пара колец, аметистовые бусы и сережка для пирсинга.

— Бусы!  — подруга рванула нитку с шеи Полины.

Ненормальная — взвыла та.

Подставляй ладони, — крикнула Настя, разрывая нитку.

Пока возились с бусами, упустили время, Святочницы обступали девушек, отрезая путь к бегству. Как же они были страшны: клочки спутанной шерсти, желтые кривые зубы, мелкие водянистые глаза и огромные руки с длинными ногтями, которые они тянули к несчастным.

—  Настя! - кричала Полина, размахивая кулаками с зажатыми бусинами.

Бросай, бросай в них!

Камешки, сверкнув в свете выглянувшей луны, рассыпались на снегу.  Святочницы тут же потеряли интерес к девушкам, с каким-то стоном бросились на колени подбирать «сокровища».

Бежим, — шепнула Полина.

Чем ближе к лесу, тем глубже были сугробы. Девушки падали, поднимались, делали несколько шагов и опять падали.

Даже жарко стало, — удивилась Настя, когда до леса оставалось несколько шагов.

И вот они под темным сводом. Стало темно и почему-то душно.

Настя, Настя, открой глаза, — тормошила Полина подругу.  – Где старуха?

Какая старуха? – не сразу поняла девушка, удивляясь, что лес куда-то исчез, а они опять в комнате, где их встречала та самая хозяйка квеста.

Куртки нашлись так же, где они их оставили —  на лавке у входной двери.

Ехали молча, Полина напряженно вела машину, а Настя смотрела в окно, радуясь праздничным огням города.

Поднимешься? – спросила Настя у дома.

Нет, извини, хочу побыть одна, — тихо ответила подруга.

Настя открыла глаза, когда розовое рассветное небо заглядывало в щель между шторами. Она прошла на кухню, включила чайник, щелкнула пультом телевизора. Вчерашние приключения казались каким-то мороком, глупой шуткой.

Похоже, нас просто разыграли, — призналась она коту Бергамоту, терпеливо ждущему у своей миски.

Стоя под душем, она выдавила на ладонь немного геля, коснулась предплечья, и тут же отдернула руку. Только сейчас она заметила глубокую, кровоточащую под горячей водой, рану.

Елена ГвозденкоСпециально для Журнала Calend.ru