Пробуждение

24 февраля

Ирина Дмитриевна в сверхъестественное не верила. Воспитанная на передаче «Очевидное – невероятное», она точно знала -  всему есть научное объяснение. Ее скептицизм отчасти стал причиной потери работы. Владелец оптовой фирмы, на которой она трудилась, был большим оригиналом: он не только верил в Бога, шаманов, колдунов, комбинации звезд, экстрасенсов и биоэнергетиков, но и заставлял сотрудников участвовать в каких-то мистериях. Они должны были присутствовать на странном камлании, слушать тренинги о чакрах, каких-то странных проповедников – предпочтения шефа менялись регулярно. Но когда шеф решил, что его сотрудники должны стать вегетарианцами, якобы его убеждения не позволяют нанимать на работу тех, чей рацион составляют убитые животные, женщина написала заявление.

Фото: mustang.marshal, depositphotos

Ирина Дмитриевна понимала, что в свои пятьдесят три года вряд ли найдет работу, что запасов ей хватит месяца на три, и это без оплаты коммунальных услуг, но терпеть и дальше издевательства не могла. С тех пор прошло два месяца, работу она не нашла, хоть каждый день обновляла резюме, искала вакансии на сайты по трудоустройству, ездила на собеседования.

В тот день она проснулась со странным ощущением. Она, конечно же, не верила в вещие сны, но этот сон почему-то не отпускал. Ей снилась Машка Ветрова, бывшая одноклассница, которую она не видела с самого выпускного.  О судьбе Ветровой она ничего не знала, Ирина Дмитриевна не общалась с бывшими одноклассниками, одногруппниками и коллегами.

Она думала о Ветровой, пока шла на почту, думала, когда занимала очередь и почти не удивилась, увидев Машку в холле. Ирина Дмитриевна почему-то сразу поняла, что это Ветрова, хоть в этой ухоженной, богато одетой женщине узнать круглолицую веснушчатую девчонку с косичками было невозможно. Ветрова, почувствовав взгляд, обернулась, долго смотрела на Ирину Дмитриевну, а потом вскрикнула:

— Ирка? Воронина?

Женщины вышли из почты, не делать же свидетелями воспоминаний полтора десятка человек? Зашли в близлежащее кафе, Ирина Дмитриевна, охнув от цен, все же заказала чашечку кофе. И вот теперь, растягивая подзабытое удовольствие, слушала рассказы Ветровой о сытой жизни за границей, о детях, разбросанных по миру, муже-иностранце, втором или третьем по счету, о маме, к которой приехала. Та говорила и говорила, и в какой-то момент Ирина Дмитриевна перестала слушать. Поглядывала в окно на редкие снежинки, кружащиеся в каком-то недоумении над этим суетным городом, и вдруг разобрала знакомые слова: «энергия, откровения, альтернативное лечение».

«Свихнулись что ли все?» — подумала Ирина Дмитриевна, а вслух спросила, сопроводив вопрос ироничной улыбочкой:

— Ты в это веришь?

— Разумеется, я практикую уже несколько лет. Хочешь, расскажу о тебе? – И, не дожидаясь ответа, продолжила: -  Разведена, сын живет далеко, ты одинока и, похоже, безработная. Живешь очень скромно, ищешь работу, но ничего не выходит.

- Откуда? А впрочем, ты, наверное, заметила, что чашка кофе для меня – непозволительная трата, одета скромно, вид уставший. Только вот о сыне, но возможно, кто-то из знакомых проболтался.

— Так ты же не выходишь на связь, не общаешься, тебя нет с соцсетях.

— Но откуда?

— Просто верю тому, что вижу. Я также вижу, что все твои неудачи от недоверия той самой энергии, что живет в тебе, недоверия своей интуиции, себе. Ты – очень сильная, но не хочешь это признать, тебе приятнее быть жертвой.

— Ладно, все. Приятно было встретиться. – Ирина Дмитриевна поднялась и направилась к выходу.

А дома включила записи любимой передачи, и сразу услышала рассказ о догонах, африканском племени, считающем себя пришельцами с Сириуса. Ирина Дмитриевна увлеклась, дослушала передачу до конца и удивилась, почему именно эта передача, догоны, люди, верящие в энергию.

Она легла на диван, закрыла глаза, что-то неведомое, непривычное происходило с ней.   Тревоги, страхи куда-то исчезали, женщина чувствовала, как расслабляется тело, как дыхание становится ровным. Казалось, что она покачивается на волнах теплого моря, греется под теплым солнышком. Пожалуй, впервые за последнее время ей стало так хорошо.

Пока загружался компьютер, включила чайник, она откуда-то знала и о письме от работодателя, и о том, что собеседование назначено на вечер, и она едва успеет выпить чаю. Как знала, подходя к деловому центру, что работа ей понравится, и это знание будило в ней дремавшую доселе силу.


Рассказ посвящен дню рождения передачи «Очевидное — невероятное»
Постер дня

Автор: Елена Гвозденко

Елена ГвозденкоСпециально для Журнала Calend.ru