Пробуждение водяного

14 апреля

Митьке никуда не хотелось ехать, хотелось проспать до вечера, а потом сорваться куда-нибудь в водоворот ночного города к новым удовольствиям и необременительным знакомствам.

Он проснулся от звонка приятеля.

Фото: pixabay.com

Фото: pixabay.com

– Ужели спишь, а конь меж тем уж бьет копытом.

– Какой конь, Сашка, с ума сошел? Суббота сегодня, десять утра.

– А кто накануне блистал перед девицами познаниями в народных традициях, кто обещал незабываемое путешествие к озеру с водяным?

– Отстань, я спать хочу.

– По дороге доспишь, собирайся, девчонки ждут нас в полдень, они уже собираются.

– Какие девчонки, какое озеро с водяными?

– Просыпайся, буду у тебя через час, нам еще в магазин заехать надо.

До деревни Ступочки добирались почти четыре часа, Лизочка и Лидочка всю дорогу глупо шутили и сами же смеялись над своими шутками. Митя рассказывал об обычаях, связанных с днем Марьи Пустые щи, о том, что щи, действительно, были пустые, жидкие, потому как к апрелю овощи съедали. Но главное, люди верили, что в этот день просыпается от зимней спячки водяной – злой и голодный. Он ломает остатки льда и утаскивает к себе зазевавшихся рыбаков.

– Что ты девчонок пугаешь? – Саша обернулся на Лизу и Лиду.

– Девчонки не боятся, – ответил за них Митя.

Ступочки оказалась безлюдной деревней в несколько жилых домов.

– Почему ты нас сюда привез? – запоздало поинтересовался Митя, когда девчонки пошли размяться до ближайших кустиков.

– На форуме одном прочел, вроде здесь аномальная зона и все такое…

– Что такое?

– Это уж по твоей части, это ты наговорил девчонкам мистики разной, а потом забыл. Пришлось самому искать, твоя задача – обеспечить водяного, ну или его иллюзию, – кивнул Саша на пакет с бутылками вина.

– Странные тут местные, – сказала Лиза, когда они вернулись, – хотела у старушки спросить, где здесь озеро. Она посмотрела на меня как на привидение и домой ушла.

– Убежала, скорее, – засмеялась Лида. – Прыткая старушка. А больше никого не встретили, жутковатое место.

– А зачем вы спрашивали, на карте посмотрим. – Саша  посмотрел на экран и выругался: – Сети нет! Ну и ладно, я заскриншотил карту. Вот, в паре километров отсюда, через тот пролесок.

– Машину придется у леса оставлять, там наверняка дороги нет, тем более, в апреле.

– Придется, – согласился Саша.

Озеро оказалось даже ближе, чем было указано на карте, талая вода выгнала его из берегов.

– Красота какая, – Лиза остановилась у самой кромки.

На небольшой полянке развели костер, разбили палатку, собрали дорожный мангал.

– Давайте, девчонки, включайтесь, – подбадривал Сашка, выгружая продукты. – Салатик там порежьте, организуйте все красиво, пока мы дрова сухие поищем.

– Не нравится мне тут, – сказал Митя, как только полянка скрылась за покрытыми первой зеленью деревьями. – Нехорошее место.

– Ты что, сам поверил во всю эту чушь? Смотри, у нас палатка и машина, я ухаживаю за Лизой, тебе, друг, придется за Лидой.

– Как ты их различаешь?

– Ну ты даешь! У Лизы желтая куртка и челка. Запомнил?

За шашлыком и под нескончаемые шутки Александра компания не заметила, как опустились сумерки.

– Девчонки, а кто со мной купаться? – неожиданно предложил Сашка.

– Не сходите с ума, холодно еще.

– Лиза, пойдем, одежду подержишь, – не унимался молодой человек. Они ушли, Митька и Лида молчали. Митька чувствовал неловкость, но ничего не мог с собой поделать, ему не нравилась Лида, не нравилась сама затея ехать куда-то в субботу, ночевать в холодной палатке или в машине с этими девчонками, казавшимися такими неуместными вдали от огней ночного города.

С озера доносился смех, плеск воды, а потом раздался крик. Он был настолько ужасен, что Митька не сразу понял, что случилось, лишь только когда разобрал Сашкин голос, зовущий Лизу, сорвался с места. У воды бегал полураздетый приятель и кричал куда-то в темноту весенней ночи.

– Сашка, что случилось?

– Лиза, она стояла на берегу, я зашел в озеро. Потом она закричала. Я видел, Митька, видел, ее тащила в воду какая-то белая фигура.

– Сдурел? Какая фигура? Куда в воду? 

– Ой, Лизонька,как-то по-деревенски заголосила Лида.

– Замолчи, – одернул ее Митя. – Уйдите оба, слышите? – его голос сорвался на крик. – Оба!

Сашка обнял плачущую девушку и повел к костру. Его трясло, он был без куртки и рубашки, в одних мокрых брюках.

Через несколько минут из-за деревьев показались Митька и совершенно мокрая Лиза. Девушка молчала, лишь смотрела на костер округлившимися глазами.

– Лиза, – бросилась к ней подруга, но та не реагировала.

– Что это с ней? – спросил Сашка.

– Ничего, отойдет. Собираемся и домой.

– А куртка, а мои ботинки?

– Доедешь, у тебя плед есть. Я поведу, тебе все равно за руль нельзя, ты выпил.

Всю обратную дорогу Лида пыталась разговорить подругу, но та молчала. Уже подъезжая к городу, Лида спросила:

– Она теперь всегда молчать будет?

– Это вряд ли, завтра все пройдет. Куда вас, девчонки подбросить? – Лида назвала адрес, оказалось, что подружки снимают одну квартиру.

Сашка отказался ехать домой.

– Ну хорошо, поедем ко мне, но учти, я завалюсь спать.

Но уснуть Митьке не удалось, Сашка никак не желал ложиться на застеленный, по случаю гостя, диван в гостиной.

– Не дам я тебе спать, что это было, Митя?

– Да шут его знает. Когда-то в архивах прочел заговор от водяного, мол, ни один водяной эти слова не может выдержать. Только говорить их надо без свидетелей.

– Ясно, но откуда взялась Лиза?

– Я прочел, а потом пошел вдоль берега и наткнулся на нее. На ней же желтая куртка была, светилась в темноте. Девушка лежала в воде, только лицо оставалось над водой. Смотрела своими огромными глазами в небо.

– А водяной, ты его видел?

– Нет, только Лизу в воде. Все, давай спать, устал я что-то.

Утром позвонила Лида.

– Представляете, Лиза чувствует себя хорошо, но почему-то совсем не помнит ни вас, ни нашу поездку.

– Это и к лучшему, – сказал Митька и отключился.


14 апреля – в народном календаре – Марья Пустые щи
Автор рассказа – Елена Гвозденко
Елена ГвозденкоСпециально для Журнала Calend.ru