«Победившее предрассуждение»?

24 апреля

Валентина Анатольевна открыла новый файл и задумалась, чертила что-то в рядом лежащей тетрадке и смотрела на белый светящийся файл. Накануне ей позвонили из информационного агентства и попросили сделать «человеческую» статью про иммунизацию. Валентина Анатольевна не удивилась, она много лет проработала вирусологом. В  санитарно-эпидемиологическом исследовательском институте трудились и ее родители.

Фото: ru.wikipedia.org

Томас Дженнер с коллегами идут за «антипрививочниками» среди умерших от оспы людей. Рисунок 1808 г. Wikipedia.org

Валентина Анатольевна достала альбом — вот и несколько фотографий, на которых ее родители вместе. На другой совершенно непонятно, кто скрывается под защитными костюмами, это «работа в поле», как называли ее эпидемиологи. На одной из таких работ они и познакомились, до этого друг друга почти не знали, хотя работали в одной организации. Мама часто рассказывала, что в Анатолия было невозможно не влюбиться – решительный, мудрый не по годам, ответственный. Он сразу стал лидером в их группе, хотя руководил ею другой человек.

А вот они рядом, в те недолгие годы, что были отведены им для любви – мужественный Анатолий и хрупкая, женственная Евгения.  Несколько военных фотографий — они воевали вместе, лишь в конце войны маму отправили домой. Тогда она уже носила под сердцем Валентину. Девочка родилась раньше срока, сразу после того, как Евгения получила «похоронку».

Валентина Анатольевна отложила альбом. О чем писать, о родителях, жизнь которых всегда висела на волоске, о том, как они боролись с чумой в тридцатых? Или о работе самой Валентины, о лаборатории, в которой провела всю свою жизнь?

А может написать о вспышке холеры семидесятых, когда сотрудники института, рискуя жизнью, отбивали у смертельной болезни каждый клочок земли? «Мы – борцы с невидимым и самым опасным врагом на земле», — часто говорил их руководитель. И они боролись, иногда теряя своих бойцов.

А может быть, написать о впечатлениях Аллы Дмитриевны, соседки, работающей терапевтом, о том, как в пандемию врачи снимают квартиры, чтобы не заражать близких, о том, как воспаляется кожа под защитными костюмами, и невозможно уснуть? О страхе, который не исчезает, лишь притупляется от усталости? Нет, о врачах пусть пишут врачи, она же расскажет о стоящем под парами экипаже и докторе Томасе Димсдейле с собранным чемоданчиком.

Эпидемия оспы гуляла по Европе и России, собирая страшную жатву. При дворе опасались страшной болезни, а после того, как в 1768 году умерла юная графиня Шереметева, невеста наставника цесаревича Павла, графа Никиты Панина, императрица поняла, что беда подошла совсем близко. Оспа не щадила никого, половина заболевших умирала. К тому времени врачи уже знали, что переболевшим больше не страшен недуг. Турки изобрели метод «легкой болезни», позже этим методом заинтересовались английские врачи. На руке здорового человека делали надрез, куда помещали оспенный материал больного. Человек легко переносил болезнь и больше не заражался.

Екатерина выписала из Англии доктора Томаса Димсдейла, предупредив, что на случай ее смерти, его поджидает готовый экипаж, который предупрежден, и готов вывезти врача из страны во избежание самосуда. Доктор провел процедуру  вариоляции, и на шестой день, почувствовав недомогание, императрица уединилась в Царском Селе. Через неделю она предстала перед подданными, повелев обнародовать свое состояние, чтобы остальные последовали ее примеру. Прививаться стало модно, сразу после прививки Екатерины, на процедуру записалось сто сорок аристократов.

Томасу Димсдейлу был пожалован титул барона, звание лейб-медика и пенсию в размере 500 фунтов стерлингов. Мальчику, у которого взяли «оспенный материал», пожаловали дворянство и новую фамилию Оспенный.

Валентина Анатольевна отвлеклась, заварила чашку чая, думая, как закончить заметку. Почему-то постоянно вспоминались глупые доводы противников вакцинации, которые заполнили интернет в последний год. Она долго не могла поверить, что некогда уважаемый ей человек с полной серьезностью предупреждал о заговоре и чипировании через вакцину.

В честь первой прививки была отчеканена медаль, которой награждали врачей. На ней был выбит портрет императрицы и слова: «Собою подала пример». Итальянский балетмейстер Гаспаро Анжиолини поставил балет «Побежденное предрассуждение», где фигуры науки боролись с фигурами суеверий.

Томас Димсдейл позже приезжал в Россию, чтобы привить внуков императрицы. К этому времени Российская империя лидировала по борьбе с оспой, прививки стали массовыми, и болезнь отступала. Узнав, что король Франции Людовик XV умер от оспы, Екатерина воскликнула: «Какое варварство, ведь наука позволяет уже лечить эту болезнь»!


Всемирная неделя иммунизации
Автор рассказа — Елена Гвозденко
Елена ГвозденкоСпециально для Журнала Calend.ru