Первый раз в школу

1 сентября

Андрейка проснулся, когда синие сумерки нехотя отступали под лучами розового, рассветного солнца. Потянулся, перевернулся на другой бок и хотел, было, опять уснуть, как вспомнил – ему же сегодня в школу! Мальчишка вскочил и босиком бросился в соседнюю комнату.

Фото: pixabay.com

— Мама, мама, вставай, мы в школу проспали!

Но мамы в комнате не оказалось, лишь смятая постель и откинутое одеяло.

— Мама, — позвал Андрейка громче, а потом побежал на кухню, в надежде, что она там, готовит его любимые оладьи.

Но мамы не было ни на кухне, ни в ванной, ни даже на балконе – он один в пустой квартире. Мама чудесным образом исчезла, а как иначе – уйти она не могла, они же так готовились к первому дню в школе, Андрейка даже читать научился, правда, еще с запинками, но зато прочел уже две книжки. Она никогда не уходит, не застелив кровать, это он ленится, а мама всегда натягивает сверху цветное покрывало.

Андрейка еще раз прошелся по квартире, может ему просто показалось, что мамы нет, может, он ее просто не заметил? Нет, все осталось так, как увидел в первый раз: и откинутое одеяло, и тапочки на коврике, и покрывало, свисающее со стула. А в углу комнаты в небольшом ведерке цветы, которые он должен сегодня подарить учительнице.

Мальчик закрыл глаза и вновь открыл, ничего он не перепутал – костюм на вешалке с белой рубашкой и галстуком-бабочкой, новые ботинки, он, действительно, сегодня должен идти в школу. Но как идти без мамы, Андрейка и дорогу не запомнил? Они были в школе всего два раза, первый – когда его записывали, и он отвечал на вопросы строгой тетеньке, а второй совсем недавно, он там увидел свою учительницу. Учительница Андрейке понравилась, у нее было доброе лицо и очень красивое платье в разноцветных кляксах. А еще она говорила, что в школе будет весело, только надо обязательно прийти на линейку. Он еще переспросил маму, как это «прийти на линейку», если линейка – это тонкая дощечка, которую они положили в его ранец? Мама рассмеялась и сказала, что это праздник, почти такой, как в детском саду, а линейкой называют потому, что дети становятся в ровные ряды.

Андрейка не совсем понял, как они должны вставать ровно, но переспрашивать не стал, он вдруг вспомнил о садике, куда ходил до того времени, пока мама не увезла его в этот город.

До этого они вместе с папой жили в Москве, Андрейка ходил в садик, а мама работала на «скорой помощи». Кем работал папа, мальчик не знал, тот ему не рассказывал. Андрейка вообще мало его видел — когда мама была на дежурстве, его забирала тетя Света, и он ночевал у нее, а когда мама была дома, она сама ходила за ним и они подолгу гуляли по разным паркам и скверам. Папа приходил поздно, а в выходные либо куда-то уходил, либо закрывался в комнате и сидел за компьютером.  Он всегда ругался, если мальчик пробирался в его комнату, и Андрейка перестал туда заходить.

А потом вдруг мама перестала смеяться, а все больше отворачивалась, он понимал, что она плачет и хотел утешить, но мама говорила, что все хорошо, что опять соринка залетела в глаз. Андрейке всего однажды залетала соринка, и он помнит, как это больно, но тогда глаз чешется, а мама просто вытирает слезы. В один из дней она забрала его из садика на такси, и они поехали на вокзал, а потом сели в поезд. И всю дорогу мама улыбалась и рассказывала ему удивительные истории. А еще она говорила, что в городе, куда они едут, когда-то жила его прабабушка, она оставила им уютную квартиру, им там будет хорошо. Андрейка немного поплакал, ему было жаль и добрых воспитателей, и Мишку с Сашкой, с которыми дружил в саду, и игрушки, которые остались дома. Но потом он уснул, а проснулся, когда мама будила его и шептала: «Пора».

Город, куда они приехали, не был похож на Москву, здесь не было таких больших домов, уютных парков с фонтанами, здесь не было даже метро, но зато здесь оказалась речка, в которой можно купаться, лес, совсем рядом с городом, а еще старая заброшенная дача, на которой росли вишня и малина. И потихоньку мальчик начал привыкать и к квартире на пятом, последнем, этаже, и тенистому дворику, и к поездкам на дачу. Привыкать оставаться один в квартире, когда мама уходила на дежурство. И сейчас он бы не испугался, если бы не школа.

Андрейка выскочил в подъезд, чтобы посмотреть, нет ли там мамы, но от сквозняка дверь захлопнулась. Мальчик стоял босой на холодном бетонном полу лестничной площадки и громко плакал. Он не услышал, как внизу хлопнула дверь, как по лестнице застучали торопливые шаги.

— Сынок, ты что, почему ты здесь и босиком?

— Мы опоздали в школу, — говорил Андрейка сквозь рыдания.

— Никуда мы не опоздали, пойдем, — мама завела его внутрь. – Ты испугался?

Он в ответ покивал головой.

— Но ты же не боишься оставаться даже ночью.

— Я боялся, что ты ушла, а сам я не найду дорогу в школу.

— Милый мой глупыш, я никогда бы не бросила тебя в такой день. Просто снизу позвонила соседка, ей стало плохо, пришлось спуститься и посмотреть. У тебя мама кто?

— Доктор.

— А доктор что делает?

— Лечит людей.

— Ну вот, я не могла оставить ее в беде.

— Вылечила?

— Сделала укол, — улыбнулась мама. – Ну пойдем собираться.

Они шли по солнечной улице, Андрейка гордо нес перед собой букет и всем улыбался, и прохожие улыбались ему. После линейки мама прошептала:

— Иди, сынок, учись, я подожду.

И она, действительно, ждала, смотрела на смеющегося сына, выбегающего из ворот школы, и улыбалась.


Календарный повод для статьи — 1 сентября отмечается День знаний

Постер дня

Елена ГвозденкоСпециально для Журнала Calend.ru