Оказаться в страшной сказке

21 октября

Вы когда-нибудь оказывались в сказке, в страшной сказке?

Фото: pixabay.com

Лиза все последние дни чувствовала себя героиней написанной истории. Ей так хотелось крикнуть: «Тень, знай свое место», но кричи не кричи, а часть ее, которая стала подобна той самой тени, никак не желала меняться. Осознав, что победить не удается, Лиза взяла билет. А что, собираться недолго: вещей не скопила, квартира съемная, разве сбережения кое-какие, но это и хорошо, легче на новом месте устроиться.

Позвонила Наисе, подруге, та давно звала к себе в Псков, рассчиталась с хозяйкой квартиры, послала работодателю уведомление, побросала вещи в чемодан, и прощай старая жизнь! Пока стояла на перроне, садилась в вагон, тень шептала: «Вернись, что ты делаешь, ненормальная, это же Москва, город возможностей».

Как там, у Шварца — нечего делать в месте, где не осталось ничего доброго, а все вокруг молчат. Поздно отступать, пусть этот город возможностей уплывает за мутным вагонным окном. Вечный Шварц! Город, где, когда приходит мода на бледность, пересаживают кожу с ягодиц. И ведь ее затянул этот круговорот, вон какое альтер эго отрастила: связи без обязательств – норма, а семья – дурной тон. Подсидеть коллегу – норма, помочь – смешно. Смеяться над старостью и бедностью – норма, не отдавать заработанное бьюти-монстрам – моветон.

Она готовила этот проект полгода, это была ее идея и ее реализация, проект, который вытащит все предприятие в кризис. Полгода она жила идеей, бесконечными встречами, мозговыми штурмами своей команды. И вот теперь, когда все запущено, ее вернули на должность рядового менеджера, ведь у владельца компании остались нетрудоустроенные любовницы.

Серая окраина Москвы сменилась поредевшим лесом. Ржавые листья кое-где еще цеплялись за темные равнодушные ветки, еще надеялись блистать. Лиза усмехнулась и заказала чай, как же она давно не пила такой чай! Внутренний голос, наконец, затих. Никаких сожалений, никаких слез – только вкусный сладкий чай в стакане с подстаканником – и где они их только берут – только грустный дождь за окном и захватывающая книжка.

Псков встретил каким-то удивительным небом — по-весеннему голубым в кружевах облаков.  Наиса стояла на перроне и улыбалась. И все это было настолько светло и радостно, что хотелось верить – вот оно счастье, вот место, куда не добрался хаос.

— Сначала ко мне, отдохнешь, потом покажу тебе город, я так рада, что ты приехала.

— И я рада тебя видеть, но пока как-то странно себя чувствую.

— Это пройдет, я писала, что недавно, наконец, купила свою квартиру?

— Не помню.

— И это моя квартира, понимаешь, мой дом. Сейчас оформляю жилье маме, я перевезу ее к себе.

— Молодец, — Лиза вдруг вспомнила, что ничего не рассказала родителям о бегстве из Москвы, она вообще в последнее время редко им звонила. Ей захотелось сразу же набрать знакомый номер и услышать мамин голос.

— Подожди, — остановила она подругу, когда та загружала чемодан в багажник, — я сейчас.

— Мама, здесь чудесно, да, я отдохнуть. Наиса тебе передает привет.

Лиза смотрела на солнечные лучики, играющие в золоченых куполах, и верила, теперь все будет по-другому.


Календарный повод для статьи — 21 октября 1896 года родился Евгений Шварц

Елена Гвозденко
Елена ГвозденкоСпециально для Журнала Calend.ru