Новый год, развод и Генри

31 декабря

Главным новогодним желанием Ксении было выспаться за праздничные дни. Впрочем, таких дней набиралось всего три, четвертого января она уже выходила на смену. Ксения шла по подъездной дорожке, когда во двор въехал джип, выхватывая фарами белые заплатки снега на темном асфальте. Она прибавила шаг и чуть не выронила пакет с мандаринами, ругая нетерпеливого водителя.

Щенок

Фото: pixabay.com

В ночь с 31 декабря на 1 января в России и многих других странах наступает Новый год 

Дома она переоделась, разложила в вазочки фрукты и конфеты, поставила в холодильник бутылку шампанского, подключила к зарядке телефон. Остаток вечера прошел за поздравлениями — она звонила, ей звонили, приглашали в гости, но женщина устало отказывалась. Весь последний год после развода она почти не встречалась с друзьями. Мама жила в другом городе, Ксения приезжала к ней летом, провела там неделю, хотя планировала весь отпуск, но устав от бесконечных укоров, уехала раньше. У Ксении и до этого были сложные отношения с матерью, а после развода стали вовсе невыносимыми.

По телевизору шла «Ирония судьбы», с улицы доносился веселый смех, только она сидела одна в глубоком старом кресле и пила свой вечерний несладкий чай. Решив не дожидаться боя курантов, Ксения переоделась в пижаму и в этот миг услышала, как у входной двери что-то шуршит. В «глазок» никого не было видно, и она решилась открыть дверь. У порога сидел маленький симпатичный щенок и тихо поскуливал.

— Ты чей? – спросила она. Щенок, в ответ на ее слова, прошмыгнул в квартиру.

— Ну вот, гость нежданный, тебя, наверное, ищут. Где твои хозяева, дом?

Малышу явно нравилась ее квартира, он с интересом изучал мебель, запрыгнул на диван, где сразу же сделал лужу, а потом деловито отправился на кухню.

— Воспитанные щенки так себя не ведут, убирай теперь за тобой, — ворчала Ксения, подогревая молоко, чтобы напоить малыша. Щенок пил с удовольствием, а в это время экранный Ипполит говорил о том, что старое разрушить легко, а новое так и не создать.

Перед глазами встала картина одного из предновогодних дней в прошлом году. Это был день, когда Игорь сказал ей, что уходит к другой. Ксения вспомнила, как накануне нарядила елку, закупила продукты и подарки, как приготовила ужин и накрыла стол. Но Игорь есть не стал, прошел на кухню, не раздеваясь, снежинки на воротнике его куртки превращались в капельки, ей тогда казалось, что они плачут. Она смотрела на эти слезки и никак не могла понять, о чем говорит муж. Куда он уходит и почему именно сейчас, накануне праздника? Навязчивая мысль о Потаповых, которые были приглашены, не давала сосредоточиться на словах Игоря. А тот как-то спешно ушел, прихватив лишь небольшую сумму и банковские карты.

После его ухода стало так гулко, что Ксения не выдержала, звонила Потаповым, что-то невнятно объясняя, а потом маме, надеясь на ее участие. Она плохо помнит, что та ей ответила, зато помнит, что на словах «прошлогоднего Ипполита» вдруг разрыдалась.

Напившись молока, щенок уснул в кресле, и Ксения, убрав за малышом, отправилась в спальню. Разбудил ее звонок в дверь.

— Простите, вы не находили щенка? — спросил мужчина в костюме Деда Мороза.

— Да, он скулил под моей дверью. Проходите.

Но щенка в кресле уже не было.

— Где ты, малыш, за тобой пришли? – Щенок нашелся в ванной комнате. – Ваш?

— Да, это подарок сыну, давно просил. А вы что, не празднуете? – спросил мужчина и смутился, — впрочем, это не мое дело. Спасибо вам за Генри.

— Генри?

— Да, его так зовут. С новым годом вас! – сказал мужчина, пряча Генри и захлопывая за собой дверь.

Спать расхотелось, из-за стены слышался громкий смех, где-то взрывали петарды. Ксения налила фужер шампанского и устроилась перед телевизором, до нового года оставалось меньше часа. Она щелкала пультом, отпивая маленькими глотками холодный напиток, когда в дверь опять позвонили.

— Да что же такое? – с раздражением сказала хозяйка квартиры, открывая замок. За порогом стоял все тот же мужчина, только теперь в руках у него была огромная коробка.

— Впустите?

Ксения настолько растерялась, что не могла произнести и слова. А мужчина, между тем, по-хозяйски проследовал на кухню, и стал выуживать из коробки конфеты, фрукты, шампанское. На нарезке он повернулся к хозяйке квартиры и спросил с раздражением:

— Что вы стоите, разбирайте.

— Зачем? Что вы тут вообще устроили?

— Меня выгнала бывшая жена, а до праздника, — он посмотрел на часы, — полчаса. Успеем накрыть стол?

— Почему я должна встречать праздник с вами, с совершенно чужим человеком?

— Не беда, познакомимся. Меня Евгений зовут, а вас?

— Ксения.

— Ну вот мы уже и знакомы, не переживайте, я просто встречу новый год и сразу уйду. У меня вот даже, — он кивнул на безалкогольное шампанское, — припасено, я за рулем. Примета у меня такая, в дороге праздник не встречать.

— Тогда давайте уже в гостиной накроем, у меня там хоть телевизор есть, — сказала хозяйка и вдруг вспомнила, что стоит перед гостем в пижаме. – Подождите, я сейчас.

Она купила это платье к прошлому новогоднему празднику, купила, но так и надела. Они успели наполнить бокалы, успели пожелать друг другу счастья.

— Я поеду? – спросил Евгений.

— Оставайтесь, хоть поешьте.

— Вы правы, я голоден, времени не было перекусить.

— А давайте я картошку пожарю? – неожиданно предложила Ксения.

— Было бы здорово, никогда не отмечал новый год жареной картошкой, все больше оливье и селедкой в шубе.

— Я не ждала гостей.

— Да и я не думал врываться к незнакомой хорошенькой девушке с просьбой дать приют.

И они ели жареную картошку, а потом он повез ее на своем джипе куда-то за город, к серебристым елкам, Женя шутил, а Ксения задорно смеялась в ответ, как не смеялась весь этот год. Он уехал только вечером, вернее, они уехали вместе.

Елена Гвозденко
Елена ГвозденкоСпециально для Журнала Calend.ru