День сурка

2 февраля

Вика не сразу поняла, что проспала, серая мгла стерла розово-золотистый свет зимнего утра. Экранной рябью за окном шел снег – впервые за эту зиму. Первый в феврале, природа умела удивлять.

Экранной рябью за окном шел снег. Фото: yemelyanov, depositphotos

Артем спал, уткнувшись в подушку. Вика тронула мужа за плечо, обычно она не мешала ему, но сегодня не успевала разбудить Светку. Вчера они с дочерью засиделись за полночь, делали доклад про день сурка, а потом Вика долго не могла уснуть, все представляла этих пушистых грызунов, боящихся собственной тени. Слышала, как Артем нырнул под одеяло, пройдя очередной уровень своей дурацкой игры. У нее давно уже не осталось сил на долгие уговоры, а скандалить она никогда не умела, если человек не хочет работать, она не может быть его совестью.

«Проспит, зачем вчера на этого сурка столько времени потратили?» — мелькнула предательская мысль в ответ на сонное бурчание дочери.

В автобусе Вика села у окна, тепло и покачивание смеживали веки. Боясь уснуть, стала рассматривать лица попутчиков, ей показалось, что все они наполнены каким-то страданием.

Она успела в последний момент, когда сотрудницы проходной уже готовили штрафные журналы. На мебельной фабрике, где работала Вика, каждая минута опозданий имела тариф, а продление трудового времени редко оплачивали.  Вика включила машинку и вдруг почувствовала, что больше не может видеть эти километры разноцветных чехлов, слышать несмолкающую  канонаду надрывающихся машинок.

Вика включила машинку... Фото: alan64, depositphotos

– Ты что, спать пришла? – Над ней нависла Маргарита Викторовна, бригадир швейного цеха. – Пойдем-ка, поговорить надо, – кивнула в сторону маленькой каморки, горделиво именуемой кабинетом.

Она даже не предложила присесть, просто что-то кричала о трудовой дисциплине, опозданиях и нежелании работать в выходные, распаляясь от Викиной отстраненности.

Вика молча вышла из кабинета и отправилась в отдел кадров...

Снег потерял колючесть, пушистые хлопья неторопливо сыпались с неба, закрывая поблескивающим великолепием унылые улицы. Она долго ехала в автобусе, любуясь в окно ожившим городом.

Цветочный магазин, где проходили курсы флористов, был похож на небольшую оранжерею — тропический оазис среди зимы. И, конечно же, здесь были улыбающиеся сотрудницы, а как иначе?

— Что случилось? Ты заболела? – Артем стоял в коридоре, держа тарелку. Он даже не перестал жевать.

— Нет, я уволилась.

— Что? Что ты сделала? А как мы будем жить?

— Наверное, ты пойдешь на работу, третий год сидишь на моей шее.

— Но ты же знаешь, что вакансий нет, инженеры не нужны. А если и нужны, то платят копейки.

— Мне мое высшее работать швеей не мешало. Теперь твое время!

— А ты, что будешь делать ты?

— А я буду просто жить! А для начала – схожу в магазин, давно себе ничего не покупала.

Артем что-то кричал вслед, но Вика не слушала. Она шла по преобразившейся улице и улыбалась прохожим.

Вика шла по преобразившейся улице и улыбалась прохожим. Фото: Anna_Om, depositphotos

Елена ГвозденкоСпециально для Журнала Calend.ru