Цена курортного романа

5 июня

Если бы в этот миг земля разверзлась под ее ногами, она удивилась меньше. Светлана Борисовна возвращалась домой, прислушиваясь к биению сердца. «СПИД, СПИД, СПИД», — отзывалось в голове. Но как это может быть, такой диагноз у нее, примерной матери и бабушки, на долгие годы забывшей о радости чувственной любви?

Фото: pixabay.com

Фото: pixabay.com

Они разошлись с мужем почти тридцать лет назад, сразу после рождения детей. С тех пор забота об их воспитании легла на ее плечи. Анатолий сразу куда-то уехал и не показывался лет пятнадцать. Потом появился — постаревший, больной, хотел, чтобы его пожалели дочка и сын, но дети отца даже не узнали. Сколько сил пришлось приложить, чтобы горе-отец не повис грузом алиментов на детях, которым ничего не дал!

Вся жизнь Светланы Борисовны крутилась вокруг детей: школа, первые влюбленности, институт, браки, внуки. Она давно позабыла о том, что женщина — стриглась в ближайшей парикмахерской, от косметики отказалась много лет назад, с тех пор как выросла дочка, вещи себе почти не покупала, донашивала за ней.

На юбилее сын подарил матери путевку в хороший пансионат.

— Мама, тебе всего лишь пятьдесят пять, а ты не думаешь о себе. Отдохни, наберись сил.

И Светлана Борисовна поехала. Как случилось, что она позабыла себя, позабыла настолько, что уступила галантным ухаживаниям импозантного кавалера? А ухаживал Олег Матвеевич красиво, да и выглядел для своих шестидесяти восхитительно — спортивная фигура, аккуратная стрижка посеребренных временем волос. Они гуляли вечерами у озера, и он читал ей свои стихи.  Как случилось, что однажды утром она проснулась в его номере? Пока он, напевая, мылся в душе, женщина потихоньку ушла. В тот день она не пошла на завтрак, боялась случайной встречи — как вести себя с ним, о чем говорить?  Зря боялась, прогуливаясь перед обедом по тенистой аллее, она заметила Олега Матвеевича, читающего свои стихи другой даме. В тот же день Светлана Борисовна уехала.

«СПИД, СПИД, СПИД», — стучали каблуки по ступенькам.

«ВИЧ», — отзывалась скрипом открытая форточка.

Как быть теперь, как смотреть в глаза детям, подружкам? Какая глупость, столько лет запрещать себе романы и уже на пенсии заразиться СПИДом! Светлана Борисовна вдруг подумала, что это хорошо, что на пенсии, как бы она работала поваром в детском саду?

Дочка позвонила вечером, задала невинный вопрос о делах, и Светлана Борисовна не сдержалась, рыдая, рассказала о диагнозе.

— Я ведь могла вас заразить, доченька.

— Не выдумывай, мы сейчас приедем.

— Не надо, я заразная, — билась в истерике женщина.

Но дети приехали и не одни, вместе с ними приехала женщина лет сорока пяти.

— Анастасия, — представилась она. — Я уже семь лет ВИЧ-инфицирована.

Дети уехали, а Светлана Борисовна еще долго разговаривала с Анастасией. Тревога отступала, ведь сидит перед ней совсем обычная женщина, у нее семья, работа, муж. Никто кроме нее не болеет, значит, все не так страшно?

— Это, действительно, не страшно, просто примите то, что не в силах изменить. Я помогаю многим женщинам зрелого возраста, именно для нас диагноз кажется фатальным. Но поверьте, если следовать рекомендациям, то жить можно долго и счастливо!

Наутро Светлана Борисовна поехала в СПИД Центр.


5 июня 1981 года зарегистрирована новая болезнь — СПИД
Специально для Журнала Calend.ru — Елена Гвозденко
Елена ГвозденкоСпециально для Журнала Calend.ru