Место, где поет душа

1 июля

Агата любила гулять в парке по утрам, когда мамы с колясками только собирали своих малышей, а пенсионеры спешили в магазины и поликлиники. Редкие бегуны не портили сладостного ощущения одиночества, иллюзию отсутствия города за витым, кружевным забором.

Главная сцена Грушинского фестиваля в традиционной форме гитары. Фото: Дмитрий Рузов, ru.wikipedia.org

Девушка смотрела на глянцевую поверхность пруда в россыпи ватных облаков, и ей вдруг начинало казаться, что вот тот прошлогодний листик, ловко уворачивающийся от мелких волн – это она или…

«И я плыву по зеркалам, в которых отражаться некому», — вспомнилась песня известного барда Вадима Егорова.

«Она едет!» — эта мысль занимала ее со вчерашнего дня. Весь год они с Ильей гадали – состоится ли Грушинский фестиваль, и наконец, решилось. Конечно, будут ограничения, но она так долго ждала, что это не пугало.

- Все лучше, чем онлайн, — говорила она деду. Она поехала к нему прямо из парка, прогуляв лекции.

Лучше, конечно, скажи, Агаточка, какую ты лекцию прогуливаешь? -  Олег Макарович, улыбаясь, смотрел на внучку.

— Дед, ты превращаешься в зануду! Слушай, а давай с нами, поедем втроем, у Илюхи своя машина, возьмем палатки.

— Не соблазняй!

— Ну дед, моя любовь к авторской песне – это от тебя, ты же открыл мне Визбора, Окуджаву, Городницкого, Митяева, открыл душу песни. Знаешь, я утром гуляла у пруда и почему-то вспомнилась песня Вадима Егорова «Дожди», и так захотелось увидеть тебя. После смерти бабушки, я ведь самый близкий для тебя человек, я знаю.

— Агаточка…

— Есть, конечно, отец – твой сын, есть моя мама, и мы их очень любим, но мы с тобой одной крови, дед.

— Давай поговорим о фестивале в конце июня, хорошо? Если все будет нормально, я расчехлю гитару, достану с дальней полки спальник и палатку, и вперед, молодежь! Буду всю дорогу веселить вас.

— Ура!!! Илья будет очень рад!

— Ну уж и рад, — усмехнулся дед, — обрадовался бы я, если бы с моей Любашей ее дед тогда поехал.

— А вы были с бабушкой на Грушинском фестивале? — вскрикнула Агата. – Почему я не знаю?

— Должна же была быть у нас своя тайная история, — смеялся дед. – Если серьезно, я думал, что ты знаешь, это было наше маленькое свадебное путешествие. Мы были на втором фестивале, в первый год нашего брака.

— Надо же.

— Все тогда были увлечены туризмом, мы с Любой и познакомились в походе, а где походы, там и песни. После первого фестиваля, все говорили только о фестивале, о парнишке этом, Валерии Грушине, в честь которого он и состоялся.

— Он спас начальника метеостанции и его детей.

— Да, парень учился в авиационном институте Куйбышева.

— Дед, а расскажи о той поездке.

— Народу съехалось больше двух тысяч. Председателем жюри был Исай Фишгойт, удивительный человек и педагог, он, кстати, учился с Эльдаром Рязановым, но не этим, конечно, памятен. Есть люди, понявшие суть, он из них, учеников своих учил любить себя, мир, да просто любить жизнь. В тот раз победила песня «Маленькая баллада о большом человеке» о Грушине.

Кстати, тогда впервые в качестве сцены использовали плот. Представь — ночь, река, огни и песня над волжскими просторами.

— Красиво, дед. Все, решено, едем вместе.

И они поехали. И была река, гитара, множество огней и десятки тысяч людей, влюбленных в песню, которую поет душа.


Календарный повод для статьи — 1 июля 2021 года должен был открыться Грушинский фестиваль, но в связи с пандемией коронавируса массовые фестивальные мероприятия снова отменены

Елена ГвозденкоСпециально для Журнала Calend.ru